Среда, 28.06.2017, 18:57 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Финский «русский язык»



У финских языков есть ряд уникальных особенностей, которые — не удивляйтесь — являются одновременно и уникальными особенностями русского языка. Во-первых, они обладают так называемой гармонией гласных. Она заключается в уподоблении звукового состава не первого слога слова — звуковому составу первого слога как основы, так и суффиксов. Другая особенность — отсутствие скопления согласных в начале слова. По мнению лингвистов, в финно-угорском праязыке большинство слов состояло из двух слогов и все они заканчивались только на гласный звук. Префиксов в финно-угорских языках практически нет, а словообразование осуществляется путем суффиксации и словосложения.


В большинстве финно-угорских языков нет особой формы для выражения будущего времени. Им свойственна многопадежность: в мадьярском (венгерском) языке — 22 падежа, пермском — 18, финском — 17, удмуртском — 15, эстонском — 14, коми — 10. В отличие от индоевропейских языков, финно-угорские при одних и тех же падежных окончаниях различают два вида склонения существи­тельных: основное и притяжательное. Среди служебных частей речи отсутствуют предлоги, вместо них употребляются послелоги. Подлежащее, выраженное личным местоимением первых двух лиц, как правило, опускается: марийское «тольым», финское «tulin» — «я пришел» — вместо «мый тольым», «mina tulin*. Финские языки не знают глагола «иметь», и вместо него употребляется «быть». Сказуемое в предложении, как правило, ставится в самом конце.\

Наконец, финские языки — это окающие языки, и этот окающий акцент сразу выдает любого финно-угра, на каком бы языке он ни говорил: на русском, английском или немецком. Оканье создается специфической мелодикой языка, выделяющей ударно звуки «о» (мелодика «причитания»). Когда комики «русские бабки» или персонажи якобы «исторических» фильмов об «истории Руси» уси­ленно окают, тем самым они не свою «русскость» показывают, а «финскость». «Оканье» — это и есть акцент эрзи, коми и прочих финнов, говорящих на русском языке.

Все указанные особенности чрезвычайно сильно выражены в русском языке, что кардинально отличает его от беларуского, украинского, вообще от всех славянских и индоевропейских языков. И это позволяет утверждать, что русский — не славянский язык, а финно-славянский.

Следует добавить и то обстоятельство, что так называемые «русские маты» — это именно финно-угорские маты. Забавный факт — в современных «Заповедях российских казаков» сказано: «Знай: мат еще в XIII веке придумали враги русского народа для оскорбления наших Матерей и Веры». Это неправда, так как маты «изобрели» славянизированные финны Московии, и притом задолго до XIII века. В Европе единственным народом, употребляющим в речи МАТЫ являлись венгры. Они ушли с Волги в Центральную Европу задолго до нашествия татар и до крещения местных народов.

В Средние Века беларусы и украинцы не знали матов (как и все славяне вообще). Матерные выражения употребляли только финно-угры (или, возможно, одни угры) Волго-Камья, а также выходцы оттуда — венгры. Предположительно, еще и болгары, которые раньше жили в том же регионе, ниже Казани: ученые пока спорят, являлись предки болгар тюрками или уграми. Как считают исследователи вопроса, маты сформировались в финно-угорской (либо в чисто угорской) среде еще в период первобытного общества. Они служили вовсе не оскорблением, а выражением доминирования. Точно так же у обезьян и дикарей показ половых органов либо имитация соития означает демонстрацию своего превосходства в социальной иерархии. Следует добавить, что маты найдены и на берестяных грамотах Новгорода XI—XII веков, написанных местной чудью — то есть финнами. Так что «враги русского народа» не виноваты: маты — местное изобретение.

Доктор филологических наук, профессор В.К. Журавлев анализировал в журнале «Русская речь» (№ 3. 1972) финскую составную в русском языке. Он писал, что русский этнос — это в огромной мере этнос русифицированных финнов, из которых многие народности (Мурома, Меря, Мещера и т.д.) полностью русифицировались, не оставив даже своих языков. Журавлев отмечал: «Группа лингвистов (Б.А. Серебренников, В.И. Лыткин, П.С. Кузнецов, А.М. Селшцев и др.) видит объяснение некоторых специфических особенностей русского языка именно в финно-угорском влиянии. М. Фасмер, крупнейший специалист по русской этимологии и славянским древностям, подчеркивал, что финно-угорское влияние особенно ярко проявляется в русском устном народном творчестве. Не отвергал финно-угорского влияния на русский язык и академик А.А. Шахматов. Около полувека назад немецкий языковед Э. Леви выдвинул теорию финно-угорского субстрата (языковой подосновы) русского языка».

Как видим, по мнению специалистов, русский язык возник на основе финно-угорских языков, в процессе славянизации финно-угров. Этот научный факт потому и не афишируется в России, что он полностью опровергает имперский миф относительно общего происхождения русского языка, беларуского и украинского. Два последних никакого финно-угорского субстрата (языковой подосновы) в себе не содержат.

Профессор Журавлев перечислил основные финские черты в русском языке: неразличение «а» и «о» в безударном положении; неразличение «ц» и «ч»; противопоставление твердых и мягких со­гласных в русском языке; переход «е» в «о», особенно в безударном положении («несу» — «нес», а по говорам и «н'осу» — «н'ос»}: «Русский язык, в отличие от других индоевропейских и славянских языков, не только не сократил число падежных форм, но, наоборот, у нас наблюдается тенденция увеличения их числа: появляются как бы два родительных падежа (вкус чая и стакан чаю) и два предложных (живу в лесу и пою о лесе). А из всех языков мира именно финно-угорские характеризуются большим числом падежей: в венгерском — 21—22, в пермском — 17-18, в финском — 15—17. Это дает основание и здесь видеть финно-угорское влияние.

В отличие от других славянских языков русский язык более по­следовательно ликвидировал родовые различия в формах множественного числа, а в некоторых говорах «растворяется» категория среднего рода. И в этом тоже видно финно-угорское влияние на русский язык, так как финно-угорские не знают категории рода.

Полагают также, что и частица «-то», употребляемая изредка в русском литературном языке («а рыба-то жареная») и весьма ши­роко в русских народных говорах, обязана своим происхождением финно-угорскому влиянию. Нечто похожее обнаруживается, на­пример, в марийском и коми языках (Б.А. Серебренников). Считается, что и частица «-ка» в повелительном наклонении (взгляни-ка! запишемтесь-ка!) связана с финно-угорским влиянием. Аналогично — в коми-пермяцком, где частица «-ко» выражает значение слабой просьбы (В.И. Лыткин).

Кардинальное отличие синтаксиса русского языка от синтаксиса других славянских языков заключается в весьма широком распространении так называемых номинативных предложений типа «Ночь. Зима.». Даже то обстоятельство, что в русском языке глагол в форме прошедшего времени не изменяется по лицам, лингвисты склонны объяснять финно-угорским влиянием (Р. Готьо, В. Скаличка).

Конструкции «я имею» в других индоевропейских и славянских языках соответствует русская конструкция «у меня есть». Этот обо­рот свойственен финно-угорским языкам, и его распространение в русском языке тоже объясняют их влиянием». Вот проверьте сами себя — русскоязычные читатели: вы обяза­тельно скажете в рамках грамматики финского языка, не знающей глагола «иметь» — «у меня есть семья». А все славяне (беларусы, украинцы, поляки, чехи и прочие) и все индоевропейцы (немцы, англичане, французы и пр.) на своих языках говорят «я имею семью». Почему вы говорите согласно финской грамматике, а не индоевропейской, употребляя глагол «быть» вместо «иметь» (которо­го нет у финнов)? Потому, что русский язык — вариант финского.

Всего сказанного выше более чем достаточно для лингвистиче­ского подтверждения факта, установленного генетиками, что русские — славянизированные финны. И что русский язык — не славянский, но результат смешения финно-угорских языков с болгарским книжным (церковно-славянским).

Вадим Ростов

СТАНЬ МЕРЯ!
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa финно-угорский субстрат Меряния вепсы История Руси суздаль меряне владимир история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра народное православие антропология россия Чухлома москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново реэтнизация капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро мордва Залесская земля мерянский мир Европа великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2301
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 868
Статистика
Яндекс.Метрика