Вторник, 24.10.2017, 03:07 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2016 » Июнь » 14 » Аким Трефилов. Почему вдруг меря?
21:55
Аким Трефилов. Почему вдруг меря?

Московский блогер, создатель группы vjesmerjamuroma и историк академист Аким Трефилов рассказывает о том, как можно быть мерянином в 21 веке. История Акима и его семьи лишь один пример того, как корневые русские история и традиция происходят из древних мерянских. А есть еще много удивительного о живых мерянских истоках русского, но об этом позже:

Здесь здорово смотрелось бы что-нибудь этакое лихо закрученное, вроде случая со скучным законником Савлом, который на ровном месте по пути в Дамаск упал с коня и сразу же ощутил себя Павлом, апостолом новой веры и – в перспективе – мучеником. Или, к примеру, рассказ про купленную у какого-нибудь парижского антиквара с улочки рядом с Сеной загадочную книгу, прочтя которую, любой человек начинает вдруг понимать язык исчезнувшего народа и вспоминает его историю как свою собственную. Или быличка о старом лесном колдуне, - случайно встретив тебя незадолго до собственной смерти, он передает свой дар, свои знания и память. Но нет, все проще, хотя, как кажется мне, интереснее.

Мне повезло - я жил в деревне, живой и настоящей. Родные и знакомые мне люди косили сено, пахали землю, пасли коров, ходили в лес за ягодами. Они все умели сделать руками – покрыть соломой или дранкой крышу, сколотить лавку, запрячь лошадь, сплести из ивовых веток красивую корзину или вершу на карасей, замесить тесто и испечь в печке хлеб или вкусные ватрухи с творогом и малиной. Вечером, когда солнце садилось, а коровы были отдоены, и все деревенские кошки и дети напились свежего молока, бабушки усаживались на скамейки под окна с резными наличниками и вспоминали, как их когда-то запутал в лесу леший, или напугал Кадеевский Дед – водяной, шаливший иногда в Кадюхах, глубоком бочаге в лугах по дороге в дальний бор. А дети играли на лугу, пока сумерки не становились темнотой. Это был целый мир, вечный и спокойный, тут все происходило вовремя, и добро было добром, а зло злом. Здесь гордились честной жизнью и хорошо сделанной работой, помогая друг другу не для того, чтобы казаться лучше, а просто потому, что надо же помочь хорошим людям, тем более своим же соседям. Все это казалось само собой разумеющимся, только потом я узнал, что так не всегда и не везде.

Я влюбился в эту деревенскую вселенную как мальчик, которым тогда, собственно, и был. И начал искать в книгах все о ее прошлом.

Но истории Ключевского про дунайскую родину славян и языческие древности Руси от академика Рыбакова не вызывали у здешних людей никакого интереса и сочувствия, да ничем и не подтверждались.

Болгары с югославами никому тут не казались братушками, более того, были чем-то вроде цыган, только еще дальше – чужие и черноволосые, кто их разберет. Какая-то «славянская прародина» то ли на Висле, то ли на Балканах, то ли на Балтике никому не была нужна, потому, что Родина – она здесь, вокруг, мы же тут всегда живем.

Рыбаковские фантазии про народные обычаи тоже смотрелись у нас в деревне наподобие богатырей в трениках, в картонных шлемах и с мочальными бородами, голосом дед-морозов возглашавших всякую патриотичную чушь на советских праздниках. Такие же болваны, криво вырубленные из деревянных чурбаков, стояли тогда и на советских детских площадках. 

Своих от чужих у нас отличали не по вере – и потомки здешних староверов, и потомки молившихся «в церкве», и дети «партейных» стойко держались вместе и дома, и как в город поедут, и в армии. Не было и никакого понятия о «национальности», все приезжие – все равно, из Саратова, с Полесья или из Грозного, - были здесь странными чужаками.

Люди может и неплохие, но не наши. Никто не думал ни о каком придуманном «славянстве», и слова-то такого ненужного знать не знали.

И что было для меня совсем непонятно – в наших местах, поминавшихся летописцами с самого начала Древней Руси, не было курганов. Узнавал у стариков, искал специально с друзьями по всей округе – нету. Ни одного. А где же древние славяне творили свои крады и тризны? Ни тебе Перуна, ни Свентовита.

Спросил у соседки про Семаргла – да, вот была, говорит, у Степан Степаныча собака такая, «охотная», он с ней на лис ходил, малость только дурная, так Симкой звали, может она и есть твой Симаргол?.. 

Без книжки все же не обошлось.

Это была «Археология мери», Андрея Леонтьева.

И Мир покачнулся – оказывается, наша деревня стоит на месте средневекового селища мери. Точнее, с него она и началась тысячу лет назад. Самое красивое место на краю села, холм, с которого открывается вид на речную долину, а внизу, в чаше из мелкого песка бьет целая гроздь холодных родников. Черная земля по краю обрыва – это культурный слой, скопившийся за прошедшую тысячу лет, пока тут живут люди.

Наши, родные, близкие. Обжившие эту землю, леса, болота, поля и луга, когда-то давшие уже непонятные для нас имена рекам и озерам. Векса, Курба, Маткома, Пера, Локсимер, Лут, Могза, Лахость, Лехта…

Деревня исчезла быстро и незаметно. «Стары люди» дружно и спокойно, как листья осенью, перебрались под кладбищенские елки с березами. Луг совсем зарос – никто не держит больше коров. Старые дома исчезают, сменившись дачами. 

Но я не чувствую себя последним из могикан.

Нашлось много людей, с которыми мне интересно, которым я доверяю, и которые чувствуют то же, что и я. Мы живем в мегаполисах, но тем важнее и любопытнее нам родная мерянская земля с ее тонкой северной природой, культурой, минувшим и будущим.

Возможность побыть среди своих, вместе пройтись по заросшей лесной тропе к издавна святому месту – дереву, роднику или камню, почувствовать живое прошлое и понять свое настоящее место во времени – редкая и драгоценная сейчас роскошь.

Честно говоря, для меня неважно, как это называть. Тут нету ни капли политики, нет борьбы неизвестно за что против неведомых врагов. Это просто делает нашу жизнь полнее и интереснее.

Автор: Аким Трефилов
Источник: Из неопубликованных материалов "Мерянского альманаха". 

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 1634 | Добавил: merja | Теги: Ростов Великий, Татищев Погост, Русь, финно-угры, великороссы, археология, меря, русские, Идентичность, Залесье | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 11
avatar
1
11
СемаргОл) Спасибо, Аким)
avatar
2
10
6  rus-varg 
"Не могу судить о мерянском наследии России, Акиму виднее. Но корень его фамилии отнюдь не мерянский."

Не могу судить о якутском наследии России, якутам виднее. Но корни их фамилий в большинстве своём отнюдь не якутские. Сплошные Петры Гороховы, Фёдоры Степановы и незатейливые Василии Ивановы. Отгадайте с трёх раз - почему?
Но вы копайте, rus-varg, копайте (пилите, Шура, пилите)...
smok

"Трефилка - мелкая монета. Еще 150 лет назад это слово употреблялось торговым людом Одоева."

А вот это действительно интересно. Откуда дровишки? Ссылочкой не поделитесь?
cool
avatar
0
9
Интересно откуда названия Одоев, Коловинское, Дороганка, Брусна, Жупань, Апухтино.
avatar
3
8
Абсолютно точно написал. Тоже самое у меня. Детство, деревня на стыке яр. и костром. областей. Непонятные-понятные словечки. Лица давно умерших стариков, рассказы... и нестыковка с "историческим наследием". И потом появился Лентьев, Ткаченко и др.,. ...и всё встало на свои т.с. места. И название рек, деревень, местечек, речевых оборотов и т.д.
Очень точно Трефилов рассказал. ЭТАПЯТЬ!
avatar
3
7
Один мой хороший знакомый из Марий Эл носит фамилию Петров, а зовут его Владимир. Но от этого он марийцем не перестает быть. Коллега)
avatar
-2
6
Не могу судить о мерянском наследии России, Акиму виднее. Но корень его фамилии отнюдь не мерянский. Трефилка - мелкая монета. Еще 150 лет назад это слово употреблялось торговым людом Одоева. А 150 лет - время памяти обычного человека. Не там копаете, коллега.
avatar
2
5
Михаил, да, и туманы над покосами и жаворонок над нивой не заросшими лесом, и живая северная деревня...
avatar
3
4
Жалко что ушёл тот мир, я с удовольствием бы по жил снова так. Когда вечером все кошки и робятишки напились молока.
avatar
3
3
Великолепно сказано...
avatar
4
2
Чудесный рассказ, из глубины души. Родина.... Спасибо!
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
Логин:
Пароль:
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси суздаль владимир меряне история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра народное православие антропология Чухлома россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож экономика деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново древнерусская культура капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро Залесская земля Европа великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2332
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 895
Статистика
Яндекс.Метрика