Вторник, 24.10.2017, 14:14 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2016 » Июнь » 2 » Климат в древней истории финно-угорских народов
22:48
Климат в древней истории финно-угорских народов


Ареалы современных и древних финно-угорских народов (увеличить)

История финно-угорских народов богата событиями и разнообразна. Судьба разбросала их по разным частям Евразии - от Западной Сибири до Прибалтики, от Северного Ледовитого океана до Дуная. Велики различия в культуре, образе жизни. Сегодня венгр, финн, коми, манси, мариец, великоросс, карел, не поймут друг друга. Однако их языки сохранили древнейшие слова, свидетельствующие об общности происхождения этих народов. Постепенное дробление, распад их древней общности, ряд других важных этапов развития финно-угорских народов весьма тесно связаны с глобальными изменениями климата, на значение которых в истории человеческой цивилизации в той или иной мере обращали внимание многие российские и зарубежные исследователи [1-6].

Их труды, равно как и обстоятельное изучение важнейших аспектов истории финно-угров, финно-угорских языков учеными различных специальностей - лингвистами, археологами, историками, этнографами, и в особенности их указания на взаимосвязь между некоторыми сюжетами этой истории и изменениями природно-климатических условий [7-12] делают возможным предпринять попытку составить общий обзор роли климатического фактора в истории финно-угров. Необходимость или, по крайней мере, целесообразность его диктуется тем, что, на взгляд автора, далеко не все еще связи климатических изменений с этноисторическими процессами у финно-угорских народов стали предметом обсуждения. Разумеется, в одной статье невозможно осветить влияние климата на всю финно-угорскую историю, поэтому ограничимся здесь лишь древнейшей ее частью.

Все развитие человечества в той или иной мере было связано с его сопротивлением пагубному воздействию неблагоприятных природно-климатических условий, со стремлением найти «место под солнцем», позволявшее бы избежать этого воздействия или хотя бы минимизировать таковое. Естественно, что никакими человеческими усилиями невозможно было остановить или замедлить глобальные природные катаклизмы, подобные оледенениям.

Напор ледников ломал относительно устоявшуюся жизнь палеолитического человека, стирал с лица земли или заставлял перемещаться на огромные расстояния древние племена, лишая их возможности развивать свою культуру. И лишь тысячелетия спустя с отступлением льда перед людьми появилась возможность обживать новые пространства, осваиваться, постепенно формируя свои особенные традиции жизнедеятельности.

13 тысячелетие до н.э. 

Около 15 тыс. лет назад началось быстрое глобальное потепление климата, открывшее пути для складывания различных этнокультурных, языковых общностей, а уже около 12700 г. до н.э. климат в Западной Европе был почти таким же, как в наши дни. В VII тыс. до н.э. в Европе стало теплее, чем теперь. В последние века этого тысячелетия несколько похолодало, но затем наступил еще более теплый период (VI-IV тыс. до н.э.). Новая фаза потепления ознаменовалась рождением уральской языковой общности, объединявшей далеких предков нынешних финно-угорских и самодийских народов. Исследователи говорят о ее существовании уже применительно к VI тыс. до н.э. [1, 12, 11].

Ранее, при потеплении VII тыс. до н.э., этой общности, надо полагать, еще не было, поскольку Западная Сибирь в ту эпоху оказалась менее избалована климатическими сдвигами к лучшему, нежели, например, Дальний Восток или крайний Северо-Восток Евразии. Более того, в Западносибирском регионе имело место некоторое похолодание, что явно не благоприятствовало людям, пожелавшим бы обустроить здесь свою жизнь. Между тем, именно в этом регионе располагалась прародина уральских народов: от Уральских гор на западе до Енисея и низовьев Ангары и Подкаменной Тунгуски на востоке и от Полярного круга до низовьев Тобола и северных предгорий Саян и Алтая. А в VI—IV тысячелетиях до н.э., напротив, Западная Сибирь относилась к тем регионам, где наблюдались особенно положительные аномалии климата [8, 1, 11].

По мере потепления климата росло население, находившее все больше возможностей для пропитания. Со временем границы прародины стали тесны для значительно увеличившегося количества людей. Конечно, в сравнении с современностью, несмотря на прирост, плотность населения оставалась весьма низкой. Однако охотничье- рыболовческий тип хозяйства требовал обширных резервных территорий освоения, которые в районе проживания того или иного рода были отнюдь не беспредельны. В результате либо тормозился рост численности населения (вследствие нехватки продовольствия, голода и повышения смертности), либо часть жителей вынуждена была переселяться в иные районы.

5-4 тысячелетие до н.э. 

Возможно, с этим относительным перенаселением и было связано разделение уральской языковой общности на самодийскую и финно-угорскую, которое, по мнению специалистов, произошло на рубеже V и IV тысячелетий до н. э. Если исходить из относительной перенаселенности как важного фактора разделения уральцев, то автору представляется более вероятным, что отделение самодийцев от финно-угров произошло, учитывая изменения климата, в конце V тыс. до н. э. Ибо в начале следующего тысячелетия наступил пик теплого периода (климатический оптимум), проявившийся в большинстве регионов Евразии, в том числе и в Западносибирском. Без сомнения, новое улучшение климатических условий дало возможность получать больше продуктов питания в обжитых районах: больше рыбы, росту которой способствует повышение температуры воды, больше ягод и прочих даров леса. Все это оказало благотворное воздействие на демографические процессы, вследствие чего в начале IV тыс. до н.э. проблема относительной перенаселенности, вероятно, была снята с повестки дня, и бывшее ранее «избыточным» население получило возможность добывать средства пропитания на родине, а не искать их в иных регионах. Следовательно, массовые переселения и, как следствие их, разделение уральцев должны были произойти не в это благоприятное время, а в предшествующий период [1,8,11,12].

Климатический оптимум продолжался в течение почти всего IV тыс. до н. э., хотя имели место временные похолодания. Видимо, это позволило финно-уграм сосуществовать более тысячелетия в относительном единстве - относительном, потому что, как справедливо полагает П.Хайду, в условиях низкой плотности населения, больших расстояний, отделявших местожительства разных родов, нечастых контактов между ними неизбежно возникали различия в местных говорах, диалектах [12, с. 171], да и, вполне возможно, в культурно-бытовой и хозяйственной специфике разных локальных групп.

Однако даже условия климатического оптимума не могли, естественно, обеспечить беспредельный рост числа жителей. Поэтому время от времени, вероятно, в отдельных локальных группах все же появлялось относительно избыточное население, которое вынуждено было переселяться за пределы прародины. На этот процесс оказали свое воздействие и упоминавшиеся временные похолодания, одно из которых происходило на рубеже первой и второй трети IV тыс. до н.э. Возможно, именно в этот период часть финно-угров ушла за Урал, в частности, в бассейн Камы [1].

Середина IV тыс. до н.э. была теплой, но и существенно более сухой, чем предшествовавший период. В результате степи постепенно лишались растительности, становясь полупустынями, а степная полоса сдвигалась на север, где ранее располагались луга. Вслед за изменением растительного мира перемещались и животные. Население районов, лежавших к югу от территории расселения финно-угров, спасаясь от засухи, вынуждено было в поисках пропитания переселяться севернее, оттесняя или смешиваясь с финно-угорскими племенами. Не случайно именно в середине IV тыс. до н.э. имел место приток иноэтничных пришельцев с юга на былую уральскую прародину. Результатом вызванных засушливым климатом миграций стало усиление разрыва между смешавшимися с пришельцами финно-уграми и самодийцами, отселившимися в направлении Енисея. Часть финно-угров под давлением южан могла уйти на запад, в сторону Волги и Балтики, включая и север Европы, который в условиях весьма теплого климата той поры мог оказаться вполне привлекательным для переселенцев [12, 13].

В конце IV тыс. до н. э. климат повсеместно начал меняться. Он стал более влажным, полупустыни отступали к югу, восстановился травяной по¬кров в степях, лежавших южнее финно-угорских земель, так что они вновь стали вполне пригодными для жизни, и приток переселенцев из этих районов на финно-угорскую территорию если и не прекратился полностью, то, во всяком случае, значительно ослаб. Это должно было дать финно-угорским племенам возможность развиваться в более спокойных условиях, без значительного внешнего давления и печальных перспектив ассимиляции. Однако положительное следствие начавшихся перемен климата было «нейтрализовано» другой стороной происходивших перемен - некоторым похолоданием, что, по понятным причинам, оказало замедляющее влияние на рост численности финно-угров: меньше стало растительных «даров природы», возникли проблемы с рыболовством (снижение температуры воды негативно воздействует на популяции речных рыб). В этих условиях снова появляется относительно избыточное население, которое в поисках пропитания вынуждено было уходить в другие места [1]. Не случайно именно в этот период племена культуры ямочно-гребенчатой керамики (которая, по некоторым предположениям, относится к протофинноуграм), появившиеся в Карелии во время потепления, расселяются по всей территории региона [14, с. 21].

3 тысячелетие до н.э. 

В середине III тыс. до н.э. наступил весьма холодный период. В финно-угорских родах и племенах вновь возникла проблема «избыточного» населения, усилились миграции. Одни переселялись на запад, за Урал, где уже имелись родственные племена - в бассейн Камы, а также в верховья Вычегды и Печоры, а затем, возможно, и дальше. Имеются предположения, что какие-то группы финно-угров в III тыс. до н.э. дошли до Прибалтики и, в частности, появились на территории современной Эстонии [12, с. 79-80, 161-162]. На территорию Эстонии племена с финно-угорскими чертами могли прийти из более северных районов, с территории Финляндии или Карелии (как уже говорилось выше, есть предположение, что они появились там в 3300-3200 гг. до н.э.), вследствие похолодания середины III тыс. до н.э., вынудившего людей мигрировать в более южные районы.

Другая часть населения Западной Сибири пока оставалась на старом месте жительства. Освободившись от «лишних ртов», древняя прародина еще могла обеспечить оставшихся продуктами питания, тем более что период похолодания и увлажнения оказался непродолжительным - около 2200 г. до н.э. климат несколько изменился к лучшему, и переселения за Урал резко сократились, если не прекратились совсем. В итоге этих процессов началось постепенное обособление разделенных Уральскими горами финно-угорских племен на две ветви, контакты между которыми слабели [1,11,15, 12,16].

Вероятно, потепление климата в 2200 г. до н.э. и улучшение условий жизни способствовали и ослаблению интенсивности переселений «европейских» финно-угорских родов далее на запад, что может свидетельствовать в пользу мнения видного венгерского лингвиста П.Хайду о том, что финно-угры жили тогда не западнее Волги и устья Камы. Это же потепление, полагаю, содействовало появлению в Прибалтике с юга балтских скотоводческих племен, что произошло как раз около 2200 г. до н.э. Возможно, в районах прежнего обитания балтов (на юге) началась засуха, а северные районы, напротив, в условиях более теплого климата стали вполне пригодными для ведения скотоводческого хозяйства [15, 12].

На рубеже III и II тысячелетий до н.э. наступило новое, не слишком продолжительное похолодание. Климат по обеим сторонам Урала был весьма влажным. В очередной раз заявила о себе проблема «избыточного населения», решавшаяся, как и прежде, за счет миграций. Зауральские финно-угры оказались к тому же перед лицом хозяйственного кризиса: на древней прародине леса стали заболачиваться, уровень воды в реках поднялся, затопляя пойменные луга - базу местного скотоводства. В конце концов пришлось двинуться на юг, где лесная полоса постепенно отвоевывала у степи новые территории. Там восточные финно-угры стали активно контактировать с жившими южнее иранскими народами, что оказало влияние на их переход в дальнейшем к ведению производящего хозяйства [1, 10-12].

Значительные переселения происходили и по другую сторону Урала. Племена финно-угров продвигались из ставших перенаселенными районов на запад, в бассейн Оки, и далее до Прибалтики. Более северные районы (бассейны Вычегды и Печоры) также привлекали переселенцев относительной малонаселенностью и, вследствие этого, немалыми возможностями для охоты и рыболовства. Но похолодание все же существенно препятствовало освоению севера, и относительно массовые пере¬селения в те края, думается, совпадают с началом потепления, после 2000 г. до н.э. По мере улучшения климатических условий приток населения на север увеличивался, достигнув, вероятно, пика к самой середине тысячелетия, поскольку около 1500 г. до н.э. климат и зимой и летом практически на всей территории нынешней России был теплее и суше [1, 14, 15].

2 тысячелетие до н.э. 

В последующее время (примерно между 1400 и 1300 гг. до н.э.) климат снова изменился к худшему. Похолодание и увлажнение климата привели к постепенному отступлению широколиственных лесов на юг и запад. Их место занимала еловая тайга, в которой зверя и птицы водилось в полтора, а то и в два раза меньше [11, с.194; 16, с.163-164], и про¬кормиться в них было куда сложнее. Так что миграции в северные районы если и продолжались, то в меньших масштабах. Напротив, похолодание могло воздействовать на отток части населения с севера. Возможно, именно тогда началось движение населения Северного Зауралья (ученые связывают его с древними уральцами [7]) в более южные районы Зауралья и смешение их в тех местах с северной частью угорских племен.

Вызванные климатическими изменениями и относительным перенаселением миграционные потоки, двигавшиеся в расходящихся направлениях (на юг, запад и север), привели на рубеже тысячелетий к распаду финно-угорской общности на две или даже три группы: угорскую, прафинно-волжскую и прапермскую (П.Хайду полагает, что прапермская и прафинно-волжская общности отделились друг от друга в середине II тыс. до н.э.) [12, с.172, 199; 7].

Конечно, резонно предположить, что разнонаправленность миграций финно-угорских племен в европейской части (одна группа расселялась на север, другая - на запад), значительная отдаленность одного осваивавшегося региона от другого, их заметное природно-климатическое отличие, а также вполне вероятные значительные этнокультурные различия между дофинноугорскими обитателями двух этих регионов, влившимися в конце концов в состав финноязычных пришельцев, затрудняли прафинским народам сохранение языковой общности. Поэтому разделение прапермской и прафинно-волжской общностей вряд ли особо отстало по времени от выделения угров. Однако в силу климатических условий, как уже отмечалось выше, миграции прафинских на север, скорее все-го, отставали по времени от переселений на запад. Следовательно, и различия между двумя группами прафинских (северной, прапермской, и южной или, точнее, юго-западной, прафинно-волжской) племен, возможно, более ярко проявились не на рубеже II и I тысячелетий, а ближе к середине II тыс. до н.э.

Как отмечает П.Вереш [17], сложные эколого­климатические условия последних веков II тыс. до н.э. сыграли важную роль в этнокультурной истории древних угров, живших в лесостепи Зауралья. Рас­полагавшаяся на юге Западной Сибири территория их расселения в результате климатических измене­ний подвергалась заболачиванию. Обитателям ле­состепи, приноравливаясь к новым эколого-клима­тическим условиям, приходилось сокращать пого­ловье крупного рогатого скота, либо больше разво­дить лошадей, либо все большее внимание уде­лять охоте. Те, кто «сделал ставку» на коневодство, должны были переместиться подальше от болот, к югу. В результате, по мнению П.Вереша, уже около XII в. до н.э. начался процесс разделения древних угров, часть которых (будущие предки венгров) пе­реселяется в степную зону. С этой миграцией П.Вереш связывает продвижение в степь племен черкаскульской археологической культуры между XII - X вв. до н.э.

Конец 2 тысячелетия до н.э. 

Конец II тыс. до н.э. принес очередное изме­нение климата и вызвал к жизни новый этап в ис­тории финно-угров. Усилилось размежевание древ­неугорских племен на мадьяр и обских угров. На юге Урала начались засухи, тайга отступила, и се­верные угры (будущие ханты и манси), пытаясь со­хранить прежний комплексный экономический ук­лад (в котором, как говорилось выше, к этому вре­мени значительно возросла роль охоты), решили уйти из засушливого региона на юге Урала и пере­селились на среднюю (и, возможно, нижнюю) Обь. Южные угры (будущие мадьяры) остались в степях и в изменившихся условиях приспособились вести иной образ жизни, перейдя к кочевому скотоводст­ву. Разумеется, это разделение произошло не вдруг - различия в способах хозяйствования скла­дывались в более ранний период, поскольку при­граничные со степью районы Зауралья (где жили южные угорские племена) и ранее были удобны для развития скотоводства. В связи с этим уместно вспомнить мысль Л.Н.Гумилева о том, что именно пограничные ландшафты оказывают огромное влияние на формирование новых этносов. То, что именно в этот период (к концу II тыс. до н.э.), по мнению П.Хайду, финно-угры достигли Белого мо­ря, очевидно, также следует связать с потеплени­ем, способствовавшим освоению высоких широт [17, 18, 10, 12].

1 тысячелетие до н.э. 

В первые века I тыс. до н.э. температура по­низилась, что стало особенно заметно в IX в. до н.э. Это естественным образом вновь привело к появ­лению относительно избыточного населения, акти­визации переселений. Полагаю, что именно с этим можно связать наиболее интенсивное заселение прафинно-волжскими племенами ряда регионов, и в частности, Прибалтики, о чем пишет П.Хайду, на­зывающий тот период «началом прибалтофинской эпохи», а также возможный распад прафинно-вол­жской общности на прибалтийско-финскую, пра­мордовскую и прамарийскую. Наступившее похоло­дание сказалось и на окончательном отдалении друг от друга угорских народов. Тайга продвину­лась на юг, тесня лесостепь. В результате обские угры оказались полностью в таежной зоне и им пришлось изменить свой хозяйственный уклад (пер­спектив для ведения животноводства в условиях сокращения возможностей для выпаса скота прак­тически не оставалось). Свою роль сыграл, вероят­но, и усилившийся приток на их территорию упоми­навшихся уже переселенцев с севера, вынужден­ных из-за похолодания мигрировать в более благо­приятные места обитания. В конце концов, обские угры, перейдя к присваивающемуся хозяйству, за­были о коневодстве. А правенгры, уходя от надви­гавшейся тайги и следуя за отступающей степью, переселялись на юг, где усилились их контакты с иранцами. В итоге дороги праугорских народов ра­зошлись окончательно, и к середине I тыс. до н.э. их общность полностью распалась [8, 1, 10, 12].

В самой середине I тыс. до н.э. климат несколь­ко улучшился. Возможно, с некоторым потеплением связано продвижение саамов в Финляндию и Сканди­навию, о котором пишет П.Хайду, а также начало (или усиление) контактов прибалтийско-финских племен с балтскими. Последние под воздействием потеплев­шего климата продвинулись севернее, где столкну­лись с предками ливов и эстонцев [12]. Во всяком случае, П.Хайду относил этот процесс как раз к сере­дине I тыс. до н. э. [12, с. 80]. В эпоху потепления (VI­V вв. до н.э.), вероятно, на территории Карелии поя­вились племена позднебеломорской (связана с анань- инской историко-культурной общностью), а также позднекаргопольской (ее истоки - в Среднем Повол­жье) культур [14, с. 45, 53].

Потепление оказалось недолгим, и вторая половина тысячелетия была весьма холодной, в особенности последние века (в некоторых регионах ставшие самыми холодными в этом тысячелетии). Эти условия привели к кризисным явлениям в де­мографическом развитии финно-угорских народов: в Карелии и Финляндии сократилась численность населения. С похолоданием же можно связать и начавшийся процесс распада прапермской языко­вой общности: предки удмуртов начали обособ­ляться от предков коми и коми-пермяков [19, 15].

Вероятно, значительное развитие в тот же период получили миграции у обских угров и самодийцев. В связи с этим, по-видимому, и началось выделение прамансийского и прахантыйского язы­ков из обско-угорской общности (П.Хайду датирует начало этого процесса именно последними веками до н.э.). Самодийцы достигли Алтайского нагорья. Вполне вероятно, что эти переселения также были связаны с появлением относительно избыточного населения вследствие нехватки продуктов питания из-за ухудшившегося климата. Очевидно, эти ин­тенсивные миграции стали шагом к распаду праса­модийской общности на северную и южную под­группы. Завершился этот распад - равно как и раз­деление обско-угорских языков - позднее, когда климат стал снова меняться. П.Хайду относит рас­пад самодийцев на северную и южную подгруппы и завершение разделения прахантыйского и праман­сийского языков к первым векам нашей эры [12].

1 тысячелетие до н.э. 

Можно предположить, что это произошло вследствие климатических изменений. Климат в первой половине I тыс. н.э. оставался неустойчи­вым, потепления чередовались с похолоданиями; наблюдались и существенные региональные раз­личия. Похолодания вызывали увлажненность почв, затопление пойм, заболачивание, ограничивая при­родные ресурсы и вынуждая население либо ме­нять тип хозяйствования, либо мигрировать в более благоприятные южные регионы [6, с. 261]. Вероят­но, эти процессы сказались на усилении миграци­онной активности обских угров и самодийцев. Но и частичные потепления также вызывали миграции, но уже обратной направленности, когда, с одной стороны, кочевые южные народы, следуя за отсту­павшими на север степями, стали теснить прасамодийцев (Л.Н.Гумилев писал, что, в частности, III в. н.э. был весьма засушлив для всей степной зоны Евразии, что вызвало значительные миграции хуннов [7, с. 200]); с другой стороны, более северные регионы Сибири становились приемлемее для оби­тания, и часть самодийцев и обских угров пересе­лялась туда.

С вызванными колебаниями климата, пере­селениями хуннов непосредственно связана, впол­не возможно, и история протомадьяр. Л.Н.Гумилев предположил, что одна из ветвей хуннов, пересе­лившаяся на запад в середине II в. н.э., «переме­шалась с уграми Волго-Уральского междуречья и превратилась за 200 лет в восточно-европейский этнос, который... принято называть “гуннами”» [7, с. 218 - 219]. В связи с этим предположением уместно вспомнить о созвучии названий этих народов: Hungarus (венгры) и Hunni (хунны, гунны); как пишет П.Хайду, первая согласная в названии «Hungarus» заимствована у хуннов (гуннов) [16, с. 34]. Не ис­ключено, что часть протомадьяр (или угров, как выразился Л.Н.Гумилев) могла действительно сме­шаться с хуннами. Остальные протомадьяры под давлением последних переселились в другой реги­он; вероятно, появление протомадьяр в Башкирии было связано именно с этим и произошло во вто­рой половине IV - первой четверти V в. н.э., когда миграции хуннов (гуннов) особенно активизирова­лись вследствие наступившей кульминации вре­менного усыхания степей на западе [13, с. 45; 7, с. 200]. В конце IV в. одна из групп протомадьяр, ухо­дя от напора хуннов, переселилась в Северное Прикамье (Кунгурскую лесостепь), оказав влияние на местные племена [7, с. 276-277].

Климатическая ситуация, меж тем, вызвала к жизни новую волну миграций, на сей раз тюркских народов. Под их влиянием протомадьяры посте­пенно уходят из Башкирии на территорию южноукраинских травяни­стых степей, а оттуда дальше на запад [16, с. 16, 196]. Вызванные климатическими изменениями ми­грации, вошедшие в историю как Великое пересе­ление народов, сыграли свою роль и в этногенезе марийцев. Давление разноязыких кочевников, а также, вероятно, сармато-гер­манских племен из Северного Причерноморья, вторгавшихся в районы обитания прафинно­волжских народов и на соседние с ними территории в III и в конце IV в., вызвало отход живших на гра­нице леса и лесостепи местных племен на север - по Суре и Оке к Волге, затем в Поветлужье и на Большую Кокшагу. В приволжской части Окско-Сурского междуречья и в Поветлужье в последую­щее время (V-VII вв.) произошло формирование древних марийцев. Можно предположить, что обо­собление предков марийцев и родственной им ме­ри (самые ранние мерянские памятники относятся к VI в.) также стало следствием Великого переселе­ния народов (см. «Финно-угры Поволжья и Приуралья в средние века. Ижевск, 1999», с. 26, 30, 36, 38, 202-203 и др.).

Существенное значение имели переселения той эпохи и в этногенезе мордвы: исследователи отмечают миграции цнинско-мокшанских племен на территории расселения верхнесурской и окско-сурской мордвы, следствием которых стала значи­тельная трансформация культуры местного насе­ления. Видимо, и обособление мещеры и муромы от древнемордовских племен также явилось след­ствием бурных миграционных процессов той эпохи (см. «Финно-угры Поволжья и Приуралья в средние века», с. 86, 117-118, 126-127).

Не избежали воздействия миграционных процессов и праудмуртские племена. Выше уже говорилось о миграции протомадьяр в Прикамье в конце IV в. Появились здесь и древнеславянские племена, и еще одна группа угров из Зауралья (на рубеже VI-VII вв.). А древнеудмуртские племена, обитавшие в междуречье Уфы и Белой и в бассей­не р. Тулвы, в результате массового притока ино­язычных зауральских и южноуральских переселен­цев, в VI-VII вв. были либо ассимилированы, либо были вынуждены отойти к северу и западу [6, с. 285, 289, 309]. Вероятно, с давлением пришлого населения связано заселение предками удмуртов верхнего течения р. Чепцы во второй половине V в. или на рубеже V-VI вв., о чем пишут Р.Д.Голдина («Древняя и средневековая история удмуртского народа», с. 364) и М.Г.Иванова («Финно-угры По­волжья и Приуралья в средние века», с. 208-209).

Даже в отдаленные районы Европейского Северо-Востока в V-VI вв. вторглись группы ското­водческого населения, которые археологи связы­вают с южными кочевниками-скотоводами, возмож­но, добравшимися сюда из степей Южного Заура­лья; этническая принадлежность их дискуссионна. Это могли быть племена, имевшие отношение к гуннскому союзу, угорские народы, тюрки или сме­шанные по составу переселенцы, которые, видимо, слились с коренными обитателями края, войдя в состав населения вновь возникавших объединений. По мнению археологов, с вторжением кочевников связано разделение единой общности предков ко­ми и коми-пермяков на две разные, одна из которых располагалась в Вычегодском крае и на верхней Мезени, вторая - в Прикамье [1].

На нижней Оби, Печоре и верхней Вычегде появились угры и самодийцы, по мере потепления климата двигавшиеся на север и северо-запад. О довольно позднем появлении самодийцев в поляр­ных районах свидетельствуют языковые данные [7;

8, с. 106; 22 и др.]. Это и логично. Подобные мигра­ции могли произойти лишь во время или, по край­ней мере, в преддверии климатического оптимума. Аналогичным образом происходили, очевидно, и переселения обских угров.

«Великое переселение» непосредственно за­тронуло и южную часть расселения прибалтийско­финских племен. Так, исследователи отмечают вы­званные переселениями народов военные столкно­вения, происходившие в середине I тыс. н. э. в Эсто­нии (где, замечу в скобках, жители занимаются зем­леделием, переход к которому был вполне логичен в менявшихся климатических условиях). Может быть, с этим связан отток части населения в IV—VII вв.из Восточной Эстонии в Ингерманландию [15]. Быть может, с «великим переселением народов» связано и начало процесса распада прибалтийско-финской общности, имевшего место, по мнению ряда иссле­дователей, в VI—VIII вв. [12, с. 91]. На лингвистиче­ской карте Европы появились предки ливов, эстон­цев, ижоры, вепсов, карел и финнов.

«Великое переселение» не затронуло разве что нынешних территорий Карелии и Финляндии, куда волна степняков, очевидно, не дотянулась. Но и здесь переселения происходили довольно актив­но. Постепенное потепление климата благотворно сказалось на развитии хозяйства и демографиче­ских процессах. Уже в первой половине I тыс. н.э. стало расти население, создавались новые посе­ления, расширялась заселенная территория. Пред­ки финнов, вепсов и карел постепенно переселя­лись на север, становившийся все более благопри­ятным для жизни. Освоившиеся там ранее саамы отступали севернее. По мере потепления, более успешного развития хозяйства и роста населения ширилась миграционная активность, увеличива­лась заселенная прибалтийско-финскими племе­нами территория. Заселив Карельский перешеек и Прионежье, они все интенсивнее проникали на территорию Финляндии, продвигались в сторону Кольского полуострова и Белого моря [15, с.269; 12, с.92, 111].

Впереди были малый климатический опти­мум, сыгравший огромную роль в формировании ряда финно-угорских этносов, и малый ледниковый период, который привел финно-угров едва ли не к повсеместной демографической катастрофе. Но это - тема для специальной статьи.

Статья подготовлена при поддержке про­граммы фундаментальных исследований ОИФН РАН «Генезис и взаимодействие социальных, культурных и языковых общностей», проект ««Роль изменений климата в этнодемографиче- ской истории финно-угорских народов России».

Литература

  1. Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелет­няя летопись необычайных явлений приро­ды. М., 1988.
  2. Дулов А.В. Географическая среда и история России. Новосибирск, 1983.
  3. Жеребцов И.Л. Изменения климата и демогра­фические процессы в Коми крае // Европей­ский Север: взаимодействие культур в древно­сти и средневековье. Сыктывкар, 1994.
  4. Жеребцов И.Л. Тысячелетие народа коми: вре­мя, климат, человек // Природа, 2000. № 7.
  5. Lamb H.H. Climate: Present, past and future. London, 1881. Vol. 1, 2.
  6. Landcebery N.E., Dooglas K. Fragmentary ac­counts at weather and climate in America (1000-1670 DC) and on coastal storma to 1825 // Technical Note BN-1029. University of Me- ryland, 1984. XI.
  7. Археология Республики Коми / Отв. ред. Э.А.Са- вельева. М., 1997.
  8. Атлас Республики Коми. М., 2001.
  9. Голдина Р.Д. Древняя и средневековая исто­рия удмуртского народа. Ижевск, 1999.
  10. Контлер Л. История Венгрии. М., 2002.
  11. Напольских В.В. Введение в историческую ура- листику. Ижевск, 1997.
  12. Хайду П. Уральские языки и народы. М., 1985.
  13. Халиков А.Х. Древняя история Среднего По­волжья. М, 1969.
  14. История Карелии с древнейших времен до на­ших дней / Ред. Н.А.Кораблев, В.Г.Макуров, Ю.А.Савватеев, М.И.Шумилов. Петрозаводск, 2001.
  15. Прибалтийско-финские народы. История и судь­бы родственных народов / Сост. М.М.Йоки- пии. Ювяскюля, 1995.
  16. Хотинский НА. Голоцен Северной Евразии. М., 1977.
  17. Вереш П. Проблема определения финно-угор­ской прародины в свете новых данных // Ранние этапы этнической истории и совре­менный физический облик финно-угров. М., 2001.
  18. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990.
  19. История Урала с древнейших времен до 1861г./ Отв. ред. А.А.Преображенский. М., 1989.

Источник: Известия Коми научного центра УрО РАН Выпуск 1. Сыктывкар, 2010.Автор: И.Л. Жеребцов. Институт языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН, г.Сыктывкар.

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 4686 | Добавил: merja | Теги: финны, уральцы, история, угры, урал, финно-угры, Неолит, ранний железный век, западная сибирь | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 42
avatar
2
42
41  YuriSeger
"Да я смотрю здесь совсем за наукой не следят. Этногенетики уж определили именно западная украина..."

А по гвинейским папуасам у вас ничего нет? А то мы тоже так волнуемсо за них, так волнуемсо,.. но почему-то не следим. Наверное, этнографы плохие...
smok
avatar
3
41
Вообще-то у разных татар настолько различные генотипы... И вот по что ни одной ссылки не даёте? Настолько маргинальную картинку выдаёте, а подкрепить своё мнение и не пытаетесь... Это даже как-то не вежливо.

А Джадан вообще не специалист, а публицист. Если он что там и написал - это интерпретация, а не научный факт.
avatar
0
40
Да я смотрю здесь совсем за наукой не следят. Этногенетики уж определили именно западная украина ближе к татарам чем к русским. Подробности у Джадана. И евреи тоже. Но мы не о силе голоса а о численности населентя:татар переселилось больше. И сейчас мы пережили кстати период ослабления московской власти в 90 -е.
Надо строго зафиксировать случившееся в это время:
1 Верхневолжские тут же передрались. Угры против финнов.
2 татары тут же начали верховодить потому что политически активнее богаче и образованнее.
avatar
2
39
36  YuriSege
В Брянске город Сураж. Ничего не напоминает? Крым!!

Блестяще! 
Таврический Сурож за яйца подвязали к Крымскому Судаку и теперь зачем-то надо доказывать, что это название не татарский верблюд. 
cool
Этимолог из вас такой-же, как антрополог, историк и, похоже, физик.

37  YuriSeger
А уж то что волынь заселена татарами это общеизвестно. С кем же там еще царицы воевали?

С турками. Крымские татары в османском войске - не более чем союзники, бьющиеся собственно за Крым. 

Но если строго следовать логике вопроса, который вы задали и соблюдать уважение к науке, которую вы представляете, ответ должен был быть следующим:  

С евреями. Их на волыни "заселено" много больше, чем татар. 
smok
avatar
0
38
"Лет 10 назад был сайт лень искать"

О!!! Типичная формулировка тролля. Чего забыли-то у нас?!
avatar
3
37
Ну вот как так-то?! Называть беженцев от смуты в Орде либо бывших пленных "заселившимися на безлюдье"...  Жесть. Несколько аулов и пара крепостей - это что, показатель? Да просто любопытная подробность в истории ВКЛ! И всё.
Что ещё-то придумаете нам на потеху?!

К нам на Верхневолжье тогда целые улусы прикочёвывали. А потом в каждом крупном городе татарские кварталы появились. И что? Они тоже на "безлюдные" земли пришли?! Вы сами-то себе верите?
Улуг-Мухамед из-за той смуты готов был променять ханский престол на хоть какой-нибудь городишко в русских землях. Не выгорело. Ибо и так всем тесно (в политическом смысле). Вот так "безлюдье"!
Просто тех, кто готов был нести службу - принимали. А кто пытался устанавливать собственные порядки - гнали. Вот и все ваши "татары".
avatar
0
36
А уж то что волынь заселена татарами это общеизвестно. С кем же там еще царицы воевали?
avatar
0
35
Лет 10 назад был сайт лень искать где американцы эмигранты из Беларуси типа Сморгонь, Барановичи терли за свои татарские деревни. История, быт.. все это надо бы знать, если вы этнографы. А вы горе-этнографы. В столице литовского княжества есть крепость тракай. Самособой это татарская деревня. В Брянске город Сураж. Ничего не напоминает? Крым!!
avatar
0
34
А если вообще следовать теории, что за многие века у финноугорского населения в центральной полосе просто система верований изменялась два раза, сначала была славянской, а потом стала христианской, то всё становится на свои места.
avatar
3
33
32 YuriSeger
"...тут явно перечень городов в МЕСТНОСТИ, которая была примерно в 15-17 веках заселена татарами, селившимися практически в белюдье."

Если вы физик такой-же, как историк - хана нашей науке...
Объедините свои знания на ближайшем научном семинаре, YuriSeger, сообщите, наконец, миру, что Ньютону яблоки на голову не падали - это были татары, заселившие "практически безлюдный" Линкольншир (17 век, всё сходится).

30 merjanyn
"YuriSeger, в чем проблема? Поезжайте в Смоленск, Псков, Брянск, Полоцк, Брест, Львов, Краков, и сравните"

Антрополог из него такой-же, как историк - ничего кроме штангенциркуля и методичек третьего рейха в ум не пришло.
smok
avatar
1
32
Это в Пскове, Брянске, Полоцке, Бресте, Львове было безлюдно и татары массово селились?) Ну вы показываете просто нулевое знание истории...
avatar
-1
31
"Псков, Брянск, Полоцк, Брест, Львов" За Краков не скажу, а тут явно перечень городов в МЕСТНОСТИ, которая была примерно в 15-17 веках заселена татарами, селившимися практически в белюдье. Западная Украина и Западная Беларусь, то есть бывшая колония Посполиты.
avatar
4
30
О усвоении населением русского языка.
Во второй половине XI - первой половине XIII века - это в городских центрах и ближайшей к городам сельской округе. Ярославль, Ростов, Суздаль и далее. Первые поколения были двуязычны. К концу же периода сформировался некий "пиджин" / "суржик", употреблявшийся в быту. На его основе позднее появился офенский. В то же время в общественной жизни и среди высшего слоя употреблялся книжный русский.

В 13-14 вв. русский постепенно распространился и в сельской местности.
Однако, и в 14 веке этнически мерянские анклавы ещё сохранялись в р-не Углича, возле Переславля Залесского, западнее и восточнее Ростова, в полосе от Нерехты до Кинешмы, вдоль реки Костромы, в большей части местностей Галич-Мерьского княжества и в р-не от Городца до Керженца.
Переход на русский в этих популяциях происходил  с конца 14 века возле Ростова, весь 15-й у Костромы и Галича и в течение 16 века на Нэе и Унже. Но опять же, в быту по началу это был "пиджин", и только в общественной жизни (при церкви, в общении с властями) - собственно русский.

В 16-17-м вв. русско-мерянский "пиджин" ушёл в "тайные языки" на основе офенского: нерехотский елтон, галивонский елман, жгон и т.п.
Впрочем, остатки его долгое время сохранялись и в бытовой речи, что проявляется в ряде словечек и оборотов Заволжского (Пошехонско-Галичского) диалекта, бытовавших аж до конца 20 века.
avatar
1
29
YuriSeger, в чем проблема? Поезжайте в Смоленск, Псков, Брянск, Полоцк, Брест, Львов, Краков, и сравните smile
avatar
0
28
Poksha, а возможно еще ранее...
avatar
3
27
Материал серьезный.Меня смутил один момент.Выделение Мери автор относит к 6 веку,но Меря упоминается,как данник Германариха,а это раньше(3-4век).
avatar
0
26
"Следы славян в Суздальской земле, как видим, совсем не так выразительны."
я сам володимерский. дед и прадед ямщики с Садовой улицы. Как определить в городе- местный или понаехавший? да по форме черепа, долихоцефал- значит местный, пОтОмОк славян, мы ж не рЯзАнскиЯ...  финны же брахоцифалы, кстати, в отличие от всадников мадьяр.
avatar
1
25
Это пока что вопрос. Археологи ответить на него не могут по понятным причинам. Письменных источников-то по теме нет....

Летопись, описывая известные события под 1071 г., когда мерянские волхвы двигались от Ярославля до Белоозера, а обратно до Усть-Шексны их уже вез
связанными Ян, ничего не говорит о том, на каком языке говорило местное
население.

Во всяком случае, финским волхвам оно подчинялось, и национально-этнических противоречий не зафиксировано.

Древнерусская культура в Ростовском регионе формируется где-то со второй пол. XI в., в Костроме -
появляется лишь к XIII в. Что и как происходит в это время с языком -
неизвестно. Гидронимия и ойконимы - финские, но
есть и некоторые относительно ранние славянские.

Понятно, что о двуязычии на северо-восток от Москвы писал в XVI в. Герберштейн, но о
ком он говорит - о веси, о мере, или еще о каких-то финноязычных
группах - выяснить пока невозможно.
avatar
3
24
Интересно, в какой же момент произошло усвоение местным верхневолжским населением древнерусского языка? В второй половине XI - первой половине XIII века, вместе с
христианизацией?
avatar
4
23
Как пишет сам Н.А. Макаров, "предположение, что курганы разрушились – неправдоподобно в сравнении с гипотезой о коротком периоде бытования
курганного обряда и его изначальном сосуществовании с бескурганным".

Более того, даже в тех могильниках, где было значительное количество насыпей,
число курганов не соответствует нормальным размерам некрополей крупных
поселений, функционировавших полтора-два века.


Так, к примеру, знаменитое скандинавское Гнездово на Днепре вблизи будущего Смоленска,
занимавшее 17 га, накопило за свои примерно сто пятьдесят лет
существования 3800 курганов. Однако с селениями Суздальского Ополья того
же размера и того же времени существования все иначе: селище Весь - 21
га – только 147 курганов, Шекшово – 22 га – лишь 244 кургана."Таким
образом, в Суздальском Ополье выявляется значительная диспропорция в
числе поселений и погребальных памятников".

Н.А. Макаров приходит к убедительному выводу: "курганный, славянский"  обряд не был общепринятой
нормой в центральных районах Суздальской земли".


(Макаров Н.А., Красникова А.М., Карпухин А.А. Курганные могильники Суздальской
округи//Великий Новгород и Средневековая Русь. М., 2009. С.432-454)

Этот вывод, однако, важен не только сам по себе. Для археологов от А.А.
Спицына в 1905 г. и доныне очевиден факт: погребальные памятники славян -
курганы, а финно-угров - могильники.


И если установлено, что в X-XII веках население, погребавшее своих мертвых в курганах составляет в
Волго-Клязьминском междуречье подавляющее меньшинство, то это -
серьезный аргумент, подрывающий саму возможность "массовой славянской
колонизации".


Что вполне убедительно: к примеру, массовое переселение англов и саксов в Британию за сто пятьдесят лет
оставило на британской земле 50 000 однозначно германских захоронений в
1500 могильниках, четко отличающихся от кельтских памятников того же
периода.

Следы славян в Суздальской земле, как видим, совсем не так выразительны.

Поскольку, как выяснилось,  жители мерянских земель в IX-XII вв. чаще хоронили
покойников не в курганах, то,  следовательно,  были могильники. Их
трудно выявить на местности.
avatar
4
22
Еще раз отмечу, что в материале обозревается история ДО Древней Руси...

Но если пошла такая пьянка, вставлю свои 10 копеек про всеми излюбленную
"славянскую колонизацию".

Самое интересное в нашей археологии последних двадцати лет - переход от схемы, когда ученые лишь иллюстрировали почти умозрительные выводы, полученные романтичными кабинетными классиками "славянофилами" XIX - сер. XX вв. к собственно науке.

Так, к примеру, мнение о "повсеместном распространении курганов в Ростово-Суздальской земле" и представление о курганах как об "обязательных атрибутах древнерусского сельского ландшафта" было аксиомой, и лишь специалистам масштаба Николая Андреевича Макарова ( дир. института археологии РАН) сейчас удается выявить слабость оснований этих взглядов.

Мнение сложилось после массовых археологических раскопок графа А.С. Уварова в середине XIX века, когда во Владимирской и Ярославской губерниях было исследовано около 7500 курганов. В дальнейшем материалы владимирских курганов привлекались при решении вопросов о появлении славян в Волго-Клязьминском междуречье и их взаимодействии с субстратным финским населением - мерей (так как мерянские украшения в этих курганах были достаточно многочисленны).

Возникла гипотеза о "массовой" колонизации региона славянами из Новгорода в IX-X вв. (а то и раньше), господствовавшая почти весь ХХ в.Первые проблемы для этой идеи возникают в 1980-х гг., когда исследования В.А. Лапшина показали: самые первые и очень немногочисленные следы славян появляются лишь со второй четверти X в., а уверенно говорить о появлении в регионе славянского населения можно лишь в XI в.

Одновременно выясняется, что курганы с сожжениями - т.е. курганы раннего периода (IX - перв. пол. Х вв.) в могильнике Тимерево содержат материалы скандинавского и финского (прибалтийского и поволжского) происхождения, но говорить о "славянском комплексе" в них трудно. А это - уникальный памятник для региона, других ранних курганов тут нет.

Тогда же появились работы Е.А. Рябинина, показывающие отсутствие в Ярославском и Костромском Поволжье следов новгородских словен - сопок, ромбощитковых височных колец, каменных обкладок курганов. Гипотеза XIX века о словенах как колонизаторах региона в итоге отметается как безосновательная.В 2000-х гг. в рамках исследования Суздальского Ополья к материалам раскопок Уварова вновь обращается Н.А. Макаров. К этому времени группой под его руководством уже была проделана работа по картографированию селищ конца I – начала II тыс. н.э. в регионе.

И тут выясняется поразительная вещь: поселений оказалось в 5 раз больше, чем могильников, а для более раннего периода – в 9 раз больше.На правом берегу Нерли и на территории Ополья, где сосредоточена основная масса средневекового древнерусского населения, курганные группы немногочисленны. Известно, однако, что «большинство курганных могильников Суздальского Ополья представляли собой некрополи отдельных поселений, находящиеся в тесной топографической связи с селищами».
avatar
0
21
снова обращаю внимание, что карты надо как-то соизмерять с современными научными данными http://www.eupedia.com/europe/Haplogroup_N1c_Y-DNA.shtml
http://cache.eupedia.com/images/content/R1a_migration_map.jpg

The N1c1 subclade found in Europe likely arose in Southern Siberia around 15,000 years ago, and progressively spread to north-eastern
Europe, possibly reaching the Volga-Ural region between 10,000 and 7,000
years ago, and the eastern Baltic with the Comb Ceramic culture (4200-2000 BCE), the presumed ancestral culture of Proto-Finnic and pre-Baltic people.
The Bronze Age Indo-European Fatyanovo–Balanovo culture (3200-2300 BCE) progressively took over the Baltic region and southern Finland from 2,500 BCE (see History of haplogroup R1a).
avatar
0
20
отдельно про балтские элементы. Надо строго очерчивать даты, время 8-12 веков столь бурное, что важно указание даже десятилетия как все быстро менялось. Москва стоит на границе трех языков, уральской группы и арийской, включавшей столь разные языки как славянской и балтской подгрупп, вятичи, кривичи, голядь, мещера, меря.. То есть возник как центр межплеменного межязыкового обмена товарами. Москве помогла география потому как кое-кто, вооруженный закованный в железо и соривший арабским серебром, торил путь по Оке к Старой Русе и сжег старую Рязань- Эрзю..На карте кстати Рязань почему то отдельно а эрзя отдельно. А до Москвы просто не дошел

На карте также появились какие то брянские балты, что полная чушь.. Обозвать Соловья Разбойника балтом, тем более трехглавого Змея.. с Калинова моста.. Нет уж.. Там обитало племя северян, не значит что с севера, это тюркский элемент в теле Руси как рудимент империи гуннов. Северяне- сабири, от сюда Сибирь. Сабирами чуть ранее галлы пугали детей, такая жестокость. Кстати, говоря об уграх и финнах автор забывает булгар и прочие тюркские племена, которые уж точно раньше угров пришли в европейскую часть России.

https://ru.wikipedia.org/wiki....6cc.png
avatar
-2
19
пошел поток сознания... Когда вместо фактологии некие закономерности, необходимые только для защиты докторской и только самим докторантам..
Колонизация означала массовое переселение людей в БЕЗЛЮДЬЕ. Князья готовы были переселять кого угодно, но акромя славян под рукой массового населения у князей просто не было.
Некто merjanyn скорее всего редко покидает столицу, если бы он поезжил по финоугорским республиками Поволжья, поговорил бы с людьми, то обнаружил бы скрытую в пластах национальной психологии вражду к СОСЕДЯМ, мари к Ижевску, а коми к пермякам. Веками они ВРАЖДОВАЛИ, а потому только редкость населения не приводила к массовым войнам. В 11-12 веках, в отличие от предыдущих веков именно колонизации Севера Великим Новгородом, то есть как англичане позже взамен на бусы забирали истинные ценности- соболя, так вот, вместо колонизаторов  пришла ВЛАСТЬ. Города в Верхней Волге вместо фортов стали САМ СЕБЕ ГОСПОДИН, а значит речь уже идет не о колонизации а формировании собственной государственности. Далее, как распознать славянские культуры и местные. Очень просто. Пришли ПАХАРИ, АРИИ, а рядом жили охотники и собиратели. Исторически Русь это особое феодальное устройство, когда в отличие от Запада где феодал держал в черном теле Город путем ВЫСОКИХ цен на зерно, на Руси феодал опираясь на Город держал НИЗКИЕ цены на зерно. Потому охота, меха, не менее прибыльное занятие как и пахать и сеять. Потому необходимость смены рода занятий у местных племен возникла много позже, лет на 300, когда соболя уже были выбиты.
Менее всего надо понимать, что русичи пришли в дикое место. Вот тут ключевой момент. Сила единства последующей России основана на этом моменте. К дикарям финнам цивилизация пришла гораздо раньше, лет на 200, и это было бедствие как приход Колумба на Антилы. Убивали, резали грабили. Пришли купцы халифата и устроили базу в Биармии, и сразу зыряне сделались местными банкирами, сосали из коми и прочих все соки. Еще ранее было вторжение гуннов и угров из =за Урала. Все эти события весьма напоминают времена, описанные Фенимором Купером, времена истребления белыми индейцев в том числе бобровые войны и методы разделяй и властвуй. Затем пришли купцы Новгорода и привнесли методы разбойников Балтийского моря. Русская княжеская власть в итоге пришла как СПАСЕНИЕ.
avatar
4
18
О славянском заселении Верхней Волги, и Ополья в 11-12 веках уже утомило писать, но ладно, повторють. Одревнерусском компоненте из свежей книги Института археологии

п.1: меря участвовала в формировании Древнерусского государства (IX - первая пол. X вв.) вообще без всякого присутствия славян.

п.2: для более позднего периода - нет оснований для выделения "славянских" и "мерянских" памятников, население не отделяется по археологическим критериям.

п.3: затем возникает "славяно-мерянская" культура, в которой, почему-то, малозаметны славянские элементы ( :)) ), зато много интернациональных вещей из балтийского региона.

и, наконец, в XI веке на территории мери формируется древнерусская культура, которая выделяется по появлению сделанной на гончарном круге, а не слепленной руками керамики, общедревнерусских типов украшений, подражавших городским, и присутствию курганного обряда погребения (впрочем, вплоть до полной христианизации не превалирующего над мерянскими грунтовыми могильниками. наряду с курганным обрядом, есть и обычные для мери остатки кремаций на поверхности).

К слову о "колонизации". Если быть столь же вульгарным, то, к примеру, появление в слоях 1990-х гг. многочисленных аллюминиевых банок из-под "Ягуара" и "Пепси" вместо олдскульных пробок от водяры и пластиковых от плодово-ягодного, находки многочисленных одноразовых зажигалок и прочих китайских импортов а также некоторые изменения в погребальном обряде (исчезают обелиски с красной звездой) видимо, может объясняться только сменой населения в Нечерноземье в результате массовой иноплеменной колонизации. ))
avatar
3
17
Ладно, оставим представителей стенфордской школы и займемся вами, achistunin. В ваших мыслях не прослеживается связи, увы. От упоминания истории финно-угров без всякой связки с славянами (потому, что в описываемый период их на обозреваемой территории не было) вас внутренне коробит. И одновременно вы за единство. Какое может быть единство без взаимного уважения истории разных народов России?
avatar
2
16
Выпускники Стенфорда враждуют с гарвардскими? Вот она, конкуренция научных школ))))
avatar
-6
15
Не удивилась твоей грубости, хамства и низкого уровня. Я давно читаю ваши сочинения, явно написанные в каком - нибудь Гарварде. Тебе, дрянь последняя глубоко плевать на наши народы, ты только используешь их для корыстных целей. Я знаю красивые слова речек, деревень, народное искусство. А ты их навряд ли.
avatar
2
14
Yrjash, непонятно каким местом вы её читали)))) если бы действительно читали, обратили бы внимание на то, что в описываемый период на этих территориях славяне не проживали)
avatar
-5
13
Бред проплачен . Самое интересное в том что великие фино угры сперли придуманный эпос калевала у карел и както забыли о том что до ореховецского договора большая часть современной финляндии была землями новгорода. Да и в королевских норвежских хрониках карельский перешеек всегда заселяли венеды -варяги и за ними уже была гардарика. Русских стирают с исторической картины мира где это только возможно.
avatar
0
12
https://ru.wikipedia.org/wiki....D%D1%8C

вот родина людей алтайской группы.
avatar
-1
11
в статье отсутствует попытка привести свои тезисы в соответствие с последними данным этногенетики, когда мужские носители алтайских языков имели гаплогруппу игрек ДНК N а носители славянских и балтских языков R1a.
avatar
-2
10
кроме того, если на рисунках вписывать народы высотой шрифта пропорционально плотности населения или количества человек, то используемые крупные шрифты на рисунках окажутся чрезвычайно мелкими. Славяне заселили Верхнюю Волгу, Полесье и Ополье в 11-12 веках в отсутствие замеченных археологами конфликтов с местным финнских населением. Дальнейшая колонизация уже значимо более плотного населения Севера на деле означало освобождение финнов от ига уграми. Или по крайней мере, прекращение вековой межплеменной вражды, отголоски которой можно найти и в наше время, когда в Мари-Эл обидятся если пельмени назвать пельменям, как какая-то ижора
avatar
1
9
ошибка в самом начале. Или финские народы или угорские. Завоевание финнов уграми состоялось в историческое время, эстонцы и Финляндия никогда об уграх не слыхали
avatar
0
8
Ovakva ista klima je bila pred cca 25 tisuća godina.
avatar
2
7
Хорошая  статья. Конечно  в    истории  народов  много  тысяч  лет  играла  самую  важную  роль  погода,  климат  в  месте  обитания.  Хорошая  статья.
avatar
2
6
4 juriindus
"Kliimaatilised tingimused on kahtlemata pannud igasugused rahvad liikuma, pole probleemi. Interpreteeringuid on erinevaid, sh ka see jutt, millega saab ca 70-80% osas nõus olla. Parimaks käsitluseks soome-ugri rahvaste kujunemise loost on minu jaoks on Enn Haabsaare raamat SOOME-UGRI SAAMINE, tasub lugeda, aga ka teised tema kirjalikud käsitlused."

И Вам не хворать! (с)
biggrin
avatar
7
5
1  gospodinbk
"Опять свою чушь проталкиваете ?"

На этот случай есть замечательная русская поговорка, выросшая на финском субстрате(не исключено) - "Чья бы корова мычала..."

Я сходил к вам на мордокнигу, почитал фальшаки и фейки, которые вы там репостите радостно дрожащими либерастическими ручкаме. А наш местный хохлозавсегдатай Юра Нестеренко ставит лайки ручкаме русофобскими. Вы нашли друг-друга. Берегите себя.

А предложение ученым дать ссылку на научное издание - сродни предложению Чарльзу Дарвину дать ссылочку на теорию эволюции...
Вам придётся помолчать в другую тряпочку,..  ссаную.
smok
avatar
1
4
Kliimaatilised tingimused on kahtlemata pannud igasugused rahvad liikuma, pole probleemi. Interpreteeringuid on erinevaid, sh ka see jutt, millega saab ca 70-80% osas nõus olla. Parimaks käsitluseks soome-ugri rahvaste kujunemise loost on minu jaoks on Enn Haabsaare raamat SOOME-UGRI SAAMINE, tasub lugeda, aga ka teised tema kirjalikud käsitlused.
avatar
2
3
Русскому языку исполняется нынче 300 лет. Это международный Российский язык. Язык Ломоносова и Пушкина. Зародился он на финно-угорской земле. И попы - учителя расспостранили этот язык по колониальным окраинам великой империи.
avatar
4
2
почитайте журнал Вопросы ономастики или труды академика Матвеева. Просветитесь.
avatar
-6
1
Опять свою чушь проталкиваете ? С чего вы это взяли, что великороссы это финны ? Я тут двум "ученым", явно грамотно пользующимся научным языков, предложил дать ссылку на научное издание, доказывающего влияние финского языка на русский, так они сразу заткнулись в тряпочку.
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
Логин:
Пароль:
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси суздаль владимир меряне история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра народное православие антропология Чухлома россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож экономика деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново древнерусская культура капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро Залесская земля Европа великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2332
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 895
Статистика
Яндекс.Метрика