Суббота, 02.07.2016, 12:26 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2014 » Июль » 17 » Панславянская идея объединения славян под властью Москвы мертва
12:26
Панславянская идея объединения славян под властью Москвы мертва

Статья Игоря Федюкина замминистра образования России в 2012-2013 годах. Нынешний рост напряженности вокруг Украины многие считают проявлением давней российской традиции имперского давления на соседей. Однако за этим «обычным российским» фасадом, судя по всему, скрывается воистину тектонический сдвиг: впервые за столетия у России больше нет проекта по модернизации. Это фактически означает, что российскому государству придется себя переосмысливать.

1470071_10151938230840073_777262514_n
Северо-русская немодернизированная территория. Чудская и мерянская земля

Игоря Федюкин: Еще в 18 веке Екатерина Великая вызывающе подчеркивала в своем «Наказе», что «Россия есть европейская держава». Спустя десятилетия Александр Пушкин признавал, что правительство — «единственный европеец в России». Быть европейцем для него означало быть современным. Он подразумевал, что остальная часть страны — неевропейская, то есть архаичная, и что только правительство ведет себя по-европейски и, возможно, даже способно европеизировать прочих соотечественников. Между тем, в недавно опубликованном проекте государственной доктрины культурной политики утверждается, что Россия — не Европа. Хотя заявления подобного рода, охотно распространяемые официальной прессой, бесспорно, выглядят частью целенаправленной кампании по мобилизации общественного мнения, они также отражают более широкие культурные и социальные перемены, которые происходят в стране.

Современная Россия началась с Петра I. Со времен его правления как российское общество и российская культура, так и российская политика исходили из идеи о том, что Россия и русские должны стать чем-то, чем никогда не были, и что право и моральная обязанность государства — способствовать этой трансформации. Петр, как известно, модернизировал армию, строил флот, внедрял передовые европейские технологии. Однако еще более известно то, что он заставлял свою знать носить иностранную одежду, говорить на иностранных языках, танцевать иностранные танцы и читать иностранные книги. Эти усилия — вполне успешные — определили социокультурную парадигму России на столетия. В сущности, в стране возник культурный разрыв между элитой и «народом». Элита воплощала собой высшую — более современную — культурную модель, а остальное население выглядело архаичным, отсталым и неразвитым. Характерно, что в советские времена в фильмах и массовой культуре неминуемо присутствовала авторитетная фигура: учитель, офицер, старший и более «сознательный» рабочий, член партии. Эта фигура должна была быть более образованной, более воспитанной, аккуратнее и официальнее одетой, более сдержанной и лучше собой владеющей. Она служила для «народа» ролевой моделью.

Естественно, со временем понятие «современного» менялось. Менялась и глубина желаемой модернизации. Петр и его преемники, разумеется, даже не мечтали о том, чтобы полностью преобразовать крестьянство. Культурный раскол между разными слоями общества воспринимался как извечное и необходимое явление, естественным образом проистекающее из различия социальных и экономических функций. Элита должна была направлять народ, делая его более дисциплинированным, более трудолюбивым или более нравственным, но не затрагивая его архаической природы. Однако на более поздних стадиях — особенно в начале советского периода — российский модернизационный проект уже открыто призывал к полному преобразованию низших классов.

Это не означает, что отношения между партнерами по модернизации (элитой — в особенности такой ее частью, как интеллигенция, — и государством) были простыми. Фактически уже с конца 18 века им было трудно взаимодействовать друг с другом. Тем не менее, именно партнерство в этой области давало и государству, и элите смысл существования. Почему у государства есть право господствовать над подданными, добывать природные ресурсы, править, не советуясь с народом? Потому что оно современное и ведет архаичный народ к современности. Соответственно, присоединиться к элите всегда означало перейти (по крайней мере, внешне) к «современности» во всем — в повседневной жизни, в одежде, в социальном взаимодействии, в трудовой этике, в вопросах права и в сфере личной автономии.

Однако теперь различие между элитой и остальным населением России исчезло. В каком-то смысле последней попыткой восстановить эти иерархические отношения были неолиберальные реформы 1990-х—2000-х годов. В то время архаичные культурные и экономические модели называли «советскими», и часть элиты пыталась создать для народа новый образ современности, чтобы превратить людей из «зараженных патернализмом и коллективизмом совков» (крайне оскорбительное название для носителей «советской ментальности») в современных, автономных, либеральных граждан. Соответственно, неолиберальные реформы образования и социальной сферы должны были отражать не «волю народа», что бы это ни значило, а представления «экспертов», исходивших из собственных идей о современности и «эффективности». Негласно подразумевалось, что сначала новые условия людям могут не понравиться, однако со временем они освоят новые поведенческие модели и «научатся» быть современными. Во многих отношениях постсоветские реформаторы были наследниками многовековой традиции модернизации народа, и именно эта традиция определяла их способ мышления. Они полагались на государство, рассчитывали на преобразования сверху, не доверяли «отсталым массам» (и, честно говоря, их презирали).

Эти попытки были, по-видимому, обречены с самого начала. Еще в начале 1990-х модернизаторы потеряли контроль над армией и школой—ключевыми инструментами государства. Вместо того чтобы служить модернизации, эти институты уже с последних десятилетий советской власти воспроизводили и укрепляли традиционные модели мышления и поведения. Именно в школе и в армии молодые россияне учились жить в мире неформальных практик, игнорировать закон, отдавать приоритет основанной на этническом факторе групповой солидарности и групповой ответственности и предпочитать стратегии, основанные на патернализме. Школа и армия не знакомят тех, кто проходит через них, с «современными» ролевыми моделями и не убеждают людей, что современное поведение — ключ к жизненному успеху. Упустив контроль над этими институтами, модернизирующая элита утратила изрядную часть своей миссии.

Сейчас — впервые за столетия — государство не призывает россиян измениться. Например, стать более нравственными или более просвещенными, демонстрировать «пролетарскую сознательность» или следовать «моральному кодексу строителя коммунизма». Россия перестала быть преобразовательным государством.

Стратегические программы правительства больше не пытаются сделать россиян более образованными, нравственными или трудолюбивыми. Напротив, государство теперь говорит людям, что они хороши такими, какие они есть. Федеральные телеканалы с симпатией демонстрируют персонажей из низов среднего класса — плохо образованных, лишенных предпринимательских и культурных амбиций, — убеждая массовую аудиторию, что именно такова норма. Более того, любые упоминаемые в масс-медиа формальные правила — культурные, юридические и прочие — представляются подчеркнуто неадекватными. Восхваляется их нарушение и действие по неофициальным «народным» правилам.

Пожалуй, самое поразительное — это образ науки в контролируемых государством СМИ. Они прославляют народных ученых — «простых людей», якобы открывших на досуге у себя гараже некие новые «законы мироздания» и преследуемых официальной академической иерархией. Скажем, недавно официальный правительственный печатный орган опубликовал одобрительную статью об «ученом-любителе» из Чечни, изобретшем новую электростанцию, которая не требует топлива и «нарушает законы земного притяжения, трения, а также ряд законов Ньютона и Пифагора». Может показаться странным, что нынешнее российское государство придерживается такого «освободительного» подхода к собственным гражданам. Однако хотя откровенно отрицать само существование внешних — международных или универсальных — норм и ценностей оно начало лишь недавно, оно уже много лет внушает народу, что не существует никаких внешних авторитетов, которые были бы вправе говорить россиянину, как ему себя вести.

Отказ от модернизационной миссии будет иметь судьбоносные последствия. С одной стороны, традиционная культурная раздвоенность делала невозможной в России любую реальную демократию. Если смысл существования государства — преобразовывать людей, оно просто вынуждено смотреть на них как на объекты манипулирования, а не как на обладающих субъектностью избирателей. Таким образом, преодоление этой культурной раздвоенности — необходимое (хотя и ни в коем случае не достаточное) условие для строительства в России демократии и современной гражданской нации. С другой стороны, если российское государство существует не для того, чтобы модернизировать народ, превращая людей в нечто новое, для чего же тогда оно существует? Как оно будет оправдывать свое господство над обществом, от которого, разумеется, не намерено отказываться? В этом смысле крымская кампания — это в том числе попытка режима найти для государства новый смысл существования. По-видимому, она увенчалась успехом — по крайней мере, временным. Окажется ли он долгосрочным, и какие еще последствия для соседей будет иметь поиск Россией новых государственных задач, покажет будущее.

Автор: Игорь Федюкин — доцент исторического факультета Национального исследовательского университета Высшая школа экономики (Москва), специалист по российской истории начала 18 века и по истории образования. В 2012-2013 годах занимал пост заместителя министра образования Российской Федерации.

Источник: http://inosmi.ru/russia/20140716/221703415.html

Мерянский блоггер и московский журналист Александр Трифонов задается вопросом:

Вспомнит ли Россия о своих финно-угорских корнях? Размежевание с Украиной: последний акт отгораживания России ото всех славянских государств. Осталась только небольшая по территории Белоруссия. Панславянская идея объединения славян под властью Москвы мертва: даже украинцы в глазах абсолютного большинства россиян стали врагами.

А между тем панславизм был единственной внеевропейской идеей, которая могла составить конкуренцию абстрактному "пути в Европу". Евразийство ему не конкурент.

Путин инстинктивно конечно отошел от славянского вектора. Ну не может тверской карел из КГБ возглавлять движение за единение славян)

А теперь внимание, что такое традиционное государство в России? Это допетровская финская Московия.

Источник: http://vepdui.livejournal.com

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 3902 | Добавил: merja | Теги: чудь, финно-угры, меря, этническая модернизация, русские | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 12
avatar
1
12
merja абсолютно прав - подавляющее большинство словаков кареглазые тёмные шатены. Регулярно бываю в Словакии и имею много друзей словаков и хорватов из Славонии (Осиек, Славонски Брод) - это как раз славянский тип.
avatar
0
11
Давайте, как говорит тверской карел из КГБ, отделим котлеты от мух, а именно тот доказанный и неоспоримый факт, что среди предков современного русского народа не последнее место занимают финно-угорские племена и народности, от нелояльности к собственному государству. Где, в какой летописи или научном труде сказано, что меряне должны всенепременно и архиобязательно быть пятой колонной? И вообще, вы же сами заявляли, что Merjamaa - проект исключительно историко-культурный, а не политический. Вот и занимайтесь лучше историей и культурой, это, по крайней мере, интересно и познавательно. А политиков, в том числе оппозиционных, у нас и так, как собак нерезаных... ой, то есть более чем достаточно.
avatar
-2
10
Ага, " для славян как раз характерны каштановые волосы и карие глаза, посмотрите на сербов или словаков". Вы только словакам не говорите это, хотя бы там когда-нибудь бывали? Или в Польше. Или словенцев, которые раньше были в Югославии имеете ввиду? П
avatar
2
9
ну так для славян как раз характерны каштановые волосы и карие глаза, посмотрите на сербов или словаков. Светлая пигментация волос и глаз в
большей степени характерна как раз для финнов.
avatar
2
8
Господь с вами))))) о финно-уграх родоначальниках русского народа и России пишут современные российские археологи. Например о том, что финно-угры в центральной России участвовали в становлении Древнерусского государства без присутствия славян. Наш русский корень финский. Хотя это конечно не отменяет и балто-славянских, скандинавских и тюркских корней.
avatar
2
7
о финно-угорских корнях России и русского народа разумеется. То, что вы не знакомы не только с открытиями российской археологии последних 30 лет, но и с русскими летописями, в частности с ПВЛ, не наши, а ваши проблемы.
avatar
2
6
Бог не Бог, а рано или поздно переосмыслить собственную историю придется. Не возможно ездить на старых стереотипах которые рушатся на
глазах.
avatar
2
5
r1a встречается у мордвы, мари, карел, вепсов почти так же часто как и у русских. За финно-угорскими архелогоическими слоями раннего средневековья без "слоя золы" сразу начинаются древнерусские в которых все так же много финских вещей и мало славянских. Я же говорю читайте труды Института археологии РАН.

Новгород тоже на финских территориях основан и это славяно-финский город, не говоря уже про сельские местности Новгородчины.
avatar
2
4
R1a не может быть славянским, потому, что одинаково часто встречается и у финно-угров и у балтов и у славян. А вот современная российская
археология действительно ставит под сомнение массовое участие славян в
формировании Северо-Восточной Руси, которая стала ядром Российского
государства и русского народа.
avatar
-1
3
https://pp.vk.me/c617529/v617529382/1171a/pnK5xPgo-vo.jpg

и что я должен там вычитать, если уже как несколько лет есть выводы американской генетической лаборатории, данные из которой перенесены в
эту таблицу (R1a славянский ген, N1c финский):
avatar
2
2
Игнат, внимательно читайте ПВЛ, и последние труды Института археологии РАН))))
avatar
-2
1
"Вспомнит ли Россия о своих финно-угорских корнях?"- как можно вспомнить о том, чего нет?
avatar
ЁЛУСЬ ПА ЁЛУСЬ!
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Меряния Merjamaa вепсы финно-угорский субстрат меряне суздаль владимир История Руси история марийцы Ростов Великий новгород ростов Русь экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык Ростовская земля ономастика балты финны городище краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство Арья Альквист мещёра священный камень народное православие антропология россия Чухлома москва Солнцеворот ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм экономика деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь латвия шаманизм русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново реэтнизация Костромская область христианство капище Московия Владимиро-Суздальская Русь Белоозеро мордва мерянский мир Европа великороссы Вологодская область
Архив записей
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2126
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 706
Статистика