Пятница, 26.05.2017, 06:36 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2015 » Март » 6 » Сила Мужской деревенской Магии: коммуникативные и репродуктивные аспекты
19:03
Сила Мужской деревенской Магии: коммуникативные и репродуктивные аспекты

Поиск специфически мужских проявлений народной северной культуры естественным образом ставит в центр внимания область мужского эзотеризма. В нашей культуре она не была в целом оформлена в ярко выраженные социальные структуры мужских союзов (хотя это прослеживается в мужских объединениях офеней, жгонов, крестьян отходников Мерянской территории и Чудского Севера). Тем не менее существовала обширная сфера мужской магии, которой мы и посвятим настоящую статью. Наше внимание сфокусировано на понятии Тайной Силы, выражающем основополагающий принцип мужской магии и вводящем ее в контекст таких краеугольных составляющих мужской идентичности, как физическая сила и военная власть. 

Мужская магия была традиционно тесно связана с некоторыми профессиями (напр., пастуха, мельника, плотника или кузнеца) или занятиями (напр., охотой), и именно такая - профессиональная - магия может считаться специфически мужской (в то время как гадательно-лечебные приемы практиковали как знахари-мужчины, так и женщины). Впрочем, в этой статье мы остановимся на тех характеристиках Магической Силы, которые не были специфичны для разных специальностей, отмечая как раз то общее, что составляло суть мужской магии и прослеживается в разных ее конкретных приложениях. Сосредоточимся на двух аспектах ее прагматики: коммуникативном и репродуктивном.

  • Сила и кровь

Из всех народных именований магии (знание, сила, слово, статья и проч.) понятие силы более других характеризует специфику мужской ее разновидности.

В народе "сильных" знахарей отличают от всех прочих (и прежде всего - от деревенских бабок-шептух, лечивших своих детей и соседок). Женское знахарство, как правило, домашнее, его навыками обладала практически каждая рожавшая женщина.

В мужском знахарстве сила - основополагающий принцип: синоним или обоснование права осуществлять знахарскую деятельность. "Я не могу, а вот иди, тот-то знает, он сильнее", - советует местный знахарь пришедшему к нему крестьянину, видя, что самому ему с задачей не справиться. Чтобы снять порчу, последствия колдовства,  "находят сильнее того, кто сделал. И отделывали: сила на силу" (Костромская обл., Парфеньевский р-н, с. Николо-Ширь). Подчеркнем, что сила - атрибут именно профессионального, как правило, мужского, знахарства. 

  • Коммуникативный статус

Важная составляющая социальной прагматики "силы" - ее влияние на коммуникативный статус своего обладателя, т.е. его интеграцию / отчуждение сообществом.

  • Чужаки и пришельцы

Первое, что можно заметить, - тайная сила в традиционном понимании связана с дорогой, чужестью, со статусом чужака (пришельца, переселенца). В ряде случаев (и довольно часто) обладатель магической силы действительно чужой, пришлый; в других речь идет о его символическом отчуждении.

  • Получение силы

Характерно, что тайные знания и знахарскую силу, по рассказам самих ее обладателей, они обретают на чужбине, в дороге, либо получают от чужаков.

Мне в моих беседах с деревенскими знахарями часто приходилось слышать, что первую статью (магический заговор) они переписали "у попутчицы в поезде" или "в гостях" в другом городе, и они говорили об этом так, будто чуждое происхождение придавало их знанию дополнительный вес. Часто знахарь говорит, что получил свое знание от прохожего коновала, кузнеца и проч..

Силу получали также посредством специального ритуала, который строился как символическое путешествие. Ритуалы передачи / получения силы совершались:

- на перекрестке дорог.

Если старому знахарю не удалось перед смертью никому передать свою силу, то он относил предмет, в котором она заключена (посох, веник и проч.) на дорогу (чаще - на перекресток): сила должна перейти к тому, кто этот предмет поднимет. Так и случилось с бабкой Манефой, поднявшей оставленный у дороги посох.

- в бане, нежилом доме, сарае, т.е. промежуточном (между "дорогой" и "домом") пространстве.

Чаще всего обряд передачи / получения силы проходил в бане. Возможно, здесь влияние женского знахарства: известно, что в женской среде обучение знахарским приемам (лечения испуга, тоски, грыжи, обычных детских болезней) производилось в послеродовой бане. Может быть, мужская традиция в этом случае просто повторяет женскую.

Но нужно учесть и еще одно обстоятельство: именно связь бани с дорогой.

"Баня, сколь ни близко построена к жилью, считается все равно что в семи верстах от него", - цитирует Д.А. Баранов сообщение корреспондента Тенишевского бюро из Костромской губ.

После наступления темноты (в белые ночи - после полуночи) в баню не ходили (по поверьям, в это время активизируется банная нечисть: банный, обдериха, которые могут задрать или задушить человека). На ночь в бане останавливались прохожие странники, не нашедшие ночлега или не желающие показываться в деревне (Архангельская обл., Пинежский, Вельский, Шенкурский р-ны), т.е. ночью баня - вотчина перехожих людей, переходила во владение дороги. Но именно в это время там совершались обряды передачи знахарской силы. Заметим, что ночлег в чужой бане - одна из немногих ситуаций пребывания мужчины в бане, имевших сакральное осмысление.

Так или иначе, за силой ходили: совершали символическое путешествие (или привозили ее из путешествия реального). Можно заключить, что сила в народном понимании - свойство, связанное с дорогою или чуждым пространством, посторонними людьми. Чтобы ее обрести, нужно было соприкоснуться с миром дорог. Получая силу, человек (даже местный) как будто перемещался в позицию пришельца, т.е. на него теперь должны были распространяться нормы, определявшие отношение к пришельцам и чужакам.

Обретение силы есть перемещение в позицию "пришельца", что надо иметь в виду, оценивая статус ее обладателя: это в определенной мере статус "чужого".

  • Бродячие ремесленники

Г. Попов, суммируя материалы Тенишевского бюро по народной медицине, сделал примечательное обощение: "В этой роли народных врачевателей выступают нередко коновалы, кузнецы, пастухи, мельники, бывшие больничные служителя из солдат, а также наша "бродячая Русь" - странники и странницы, которые, придя на ночевку в деревню, рассыпают врачебные советы направо и налево". Мужская магия связана с рядом занятий и специализаций, причем эти занятия имели отношение к дороге, а занимавшиеся ими люди воспринимались (реально или символически) как чужаки и пришельцы, либо "ушельцы" (охотник на своем путике, рыбак на море),- т.е. люди дорог.

  • Чужаки

Часть из них - швец, каталь, горшечник, коновал, плотники, печники, иногда кузнецы (скажем, владимирские серповщики) - бродячие ремесленники. Они ходили по деревням, нанимались по мере нужды в их услугах, и только во время работы жили в домах заказчиков. Основной локус, где, собственно, и реализуется их тайная сила, - дорога. Мельник, кузнец, пастух жили в деревне (постоянно или, по крайней мере, весь рабочий сезон), но нередко были пришлыми по происхождению. Особенно это относится к пастухам, которые чаще всего нанимались именно из пришлых или прохожих людей.

Отметим придорожное расположение кузницы и мельницы, которые стояли, как правило, на отшибе или за пределами деревни. Мельницу строили невдалеке от дороги (чтобы удобно было возить хлеб). У дороги же ставили и кузницу: ковка лошадей проезжающим и мелкий ремонт сломавшихся по дороге повозок составляли заметный, а в некоторые сезоны и главный заработок кузнецов. Таким образом, кузница, как и мельница, вполне четко связана с миром дорог, что отразилось в фольклоре. В быличках кузнец подковывает лошадь у проезжих, которые оказываются чертями, а их лошадь - человеком, покончившим с собою, и кузнец будто бы узнает недавно погибшего односельчанина по какой-нибудь малой примете (Ярославская обл., Пошехонский р-н, д.Есипово; Вятская губ., Советский у., 1926 г.; ТА, д.407, л.103. Вятская губ., Глазовский у., 1899 г.).

  • Сила: качество чужаков

Вообще пастухом или, допустим мельником (плотником, печником-) мог быть как чужак, так и местный. Но магическая сила традиционно приписывалась прежде всего чужакам. В пошехонской дер. Гридино в прежние годы нанимали в пастухи тверских, потому что "они имели (свой секрет, знание магических приемов. - Т.Щ.). А свое попросту пасли. <…>

  • Атрибуты странника

Характерно, что практически любая вещь из скудного снаряжения странствующего субъекта могла восприниматься им самим и окружающими как вместилище его магической силы. Почти все эти вещи служили и знаками статуса дорожного человека. 

Нам важно, на что обращают внимание наблюдатели, что они фиксируют и запоминают как характерные черты дорожного человека (т.е. что в его облике имеет для них знаковый смысл). Важными им представляются следующие.

Характерная обувь (лапти, сапоги) или ее отсутствие (босые ноги).

Обязательный головной убор (у женщин - платок, у мужчин -  шапка, фуражка, скуфья).

Покрывать голову в дороге считалось обязательным, и не только по практическим соображениям. Из дому, а тем более в путь, не принято выходить с непокрытою головой

Пояс - еще одна необходимая (имевшая и функцию оберега) принадлежность дорожного человека.

У мужчин - ремень; у охотников он представляет собою сложное и многофункциональное приспособление - к ремню привешиваются кремень и огниво, пороховница, мешочки с пулями, пыжами, табаком; у монахов и странников-богомольцев поясом могла быть веревка; у женщин - тканый узорчатый пояс. Пояс имел и функцию оберега в пути: по поверьям, к тем, кто вышел без пояса - беспоряхою - привязывается нечистая сила (как правило, леший).

Посох (палка, клюка, батог).

Иногда еще кнут.

Топор, обычно носимый за поясом.

Сума (нищенская сума, заплечный мешок или короб, рама для переноски дичи у охотников, корзинка или сумка у женщин и т.д.).

Все эти вещи считаются необходимыми элементами дорожного снаряжения, получая двойственную - утилитарную и вместе с тем сакральную - роль и мотивировку.

В мужской, в том числе профессиональной, магии практически все эти вещи используются как символы и вместилища тайной силы. Чаще всего в этом качестве используется посох (батог, палка, клюка).

Сумка и ремни (как поясной ремень, так и те, которыми связывали животное во время операции) служили неотъемлемым атрибутом коновала и знаком его причастности к тайным силам.

Знаком силы могла, таким образом, стать фактически любая вещь прохожего человека, - а также и особенность его телесного облика. Например, странники (нищие, богомольцы) носили обычно длинные нестриженые волосы, что служило их отличительной чертою. Пастуху, который тоже мог быть (и часто был) по происхождению нищим, во время пастбищного сезона запрещалось стричь волосы, иначе разрушится его обход (Новгородская обл., Хвойнинский р-н; Гомельская обл. и р-н, с.Грабовка).

Символы силы, воспроизводя облик странника, фиксировали и закрепляли положение своего обладателя как "чужака" - во всяком случае, на знаковом уровне. Они заключали в себе идею чужести и программу отчуждения. Действительно, сила подразумевала некоторые отчуждающие практики. Например, пастух ради сохранения силы своего обхода не должен был подавать встречным руки для рукопожатия и вообще избегал прикосновений (напр., не позволял хлопать себя по плечу); в Олонецкой и Архангельской губ. ему запрещалось появляться на церковных службах и вообще публичных мероприятиях (напр., похоронах).

  • Техники управления

Магическая власть

Магическую силу тоже можно рассматривать как своеобразную модель власти, во всяком случае, она обеспечивала своему обладателю определенное влияние и авторитет.

Этнографы XIX ст. отмечают особую "власть ведьм", предупредительно-опасливое к ним отношение. Признанных колдунов (как правило, мужчин) обязательно приглашали на деревенские свадьбы, где принимали подчеркнуто уважительно, потчуя как самого дорогого гостя и стараясь напоить до беспамятства. "Они очень в почете такие люди, - объясняли мне старожилы села Нижний Спас на р. Кокшенге. - Надо было опасаться таких людей: усыпить невесту или- что сделать могут." (Вологодская обл., Тарногский р-н, с.Нижний Спас). Как правило, магическая власть - неформальная: существует концепция, согласно которой к магическим способам самоутверждения и воздействия на ситуацию обращаются как раз те, кто лишен обычных рычагов влияния из-за низкого статуса или отсутствия общественной поддержки. Однако, тайная сила присутствовала и в отношениях вполне формальной власти и приписывалась, например, бригадиру колхозной бригады или председателю колхоза. Во время Второй Мировой войны моя собеседница работала в полеводческой бригаде на р. Паденьге.

"В Усть-Паденьге, - вспоминает она, - была деревня Лабышка, и там был старик - он сам не оттуда. И его все боялись. Рассказывали, что он может что-то сделать. Я все к нему подговаривалась, чтоб он мне рассказал это. Женщины его боялись, как огня. Говорили с ним попросту - ничего. Но он бригадиром был, и вот скажет: - Анна, ты туда-то пойди. Анна встает и пойдет. И так боялись - все делали: - Не сделаешь, дак!.. Попробуй!.. И так был он им в тягость - эта боязнь, - что они все меня молили (а я была председателем), чтоб уж не был он бригадиром. Ну, тут приехал молодой, так мы на собрании решили, что теперь новый будет бригадир. Очень им тяжела была эта власть. Но уж дисциплина не та стала..." (Архангельская обл., Шенкурский р-н, с.Шеговары).

Магические способности приписывались целому ряду носителей власти, от знаменитого  атамана Степана Разина, разбойника Рощина до грозного царя Ивана Васильевича. Самими знающими людьми сила и осознавалась как средство влияния, для этого ее и стремились приобрести.

  • Страх в управлении

Рассмотрим ближе этот механизм управления и его действие в конкретных ситуациях. В материалах Тенишевского бюро из Череповецкого уезда имеется характерный эпизод магического давления из плотницкой практики.

"Вот послушай, - рассказывает плотник, - как я отомстил слабеевскому богачу Перфилью. Порядился я у него отмастерить пятистенок. Ну, дело все шло как следует, а как стала работа к концу подходить, Перфилий и говорит: "Нужно еще крыльцо тесом обшить снутри и с воли". А я это не рядил. Работы "натягивает" рублей на десять, и даром делать неохота. Вот я что сделал: не докрыл в сени дверь из пятистенка, да как пошел Перфилий по сеням, я и сказал своим товарищам погромче: "Прах с ним, ребята! Сделаем ему крыльцо, за это я положу ему в избе "покойника", так доткнется и до нас". Приходим вечером ужинать, у Перфилья самовар согрет и четвертная на столе. Давай угощать нас. Угощал, угощал, да и говорит: "А я, братцы, крыльцо отдумал делать, тёсу пожалуй не хватит". А какое те тёсу не хватит, как тёсу цельная груда. А это я его "мертвецом" напужал. А сам-то вот хошь с места не встать - ровнешенько ничего не знаю!" (ТА, д. . 834, л. 10. Новгородская губ.,Череповецкий у., 1899 г.).

Во многих случаях направленно формируемый страх, как форма виртуального насилия, помогал разрешить или даже предотвратить вполне реальные конфликты.

С помощью подобных манипуляций плотники направленно стимулировали страх, оставляя знаки присутствия в доме нечистой силы.

Не упускали случая припугнуть хозяев и коновалы.

"Коневалы были - ходили с Мезени, - вспоминают сельские жители с р. Ваги. - Коновал говорил:  Хозяин худо заплотит, так мы сделаем его коню нутреть: один колосник ( вынут, а другой оставят, и будет конь как неложоный. С ими и спорить боялись: он колдун, поспорь-ка с ним! - за знахарей считали - Ходили почти одни и те же - дак не вязалися с ними" (Архангельская обл., Шенкурский р-н, с.Шеговары).

По той же причине и

"с пастухом не ругалися: всё боялися, может что сделает - скотину упасет. Раньше ведь пасли - много знали. Может, сама скотина заболеет, а народ скажет, что пастух сделал" (Ярославская обл., Пошехонский р-н, д. Ивановское).

Фактически тайная сила, приписываемая тому или иному специалисту, предполагала страх перед его неконтролируемыми возможностями вредоносных воздействий. Представления о силе вызывали ту же реакцию, как и реальное насилие: страх, - почему и действовали как подкрепление норм (обычая, договора) - замена социальной поддержки. Это дает нам основание рассматривать силу как форму виртуального насилия (его символическую замену, играющую ту же социорегулятивную роль).

  • Знаки и доказательства силы

Необходимая составляющая магической силы - умение нагнетать страх, целенаправленно формировать его. Чтобы утвердиться в общественном мнении в качестве знахаря, нужно было продемонстрировать такое умение. В профессиональном знахарстве существовала специальная ритуализованная практика "демонстрации силы": смысл ее сводился к нагнетанию страха.

Обретение силы состояло в овладении страхом, и прежде всего, в умении преодолевать его самому, чтобы быть не объектом, а субъектом управления. Специальные ритуалы передачи силы совершались тайно, в полночь (или на вечерней заре) в пустой бане, заброшенном доме, на перекрестке, опушке или в чаще леса - в местах, имевших репутацию "страшных" и в самое "страшное" время. Обязательный элемент ритуала - пугающее событие, которое и интерпретировалось как явление бесов: соискатель должен был продемонстрировать над ними власть.

  • Образы страха (виртуальная дружина)

Важно и то, что страх в этих ритуалах обретает свою образную форму. Переживание его связывается с тем или иным мифологическим персонажем, который "является" соискателю и с этих пор станет для него образом пережитого страха и средством его вызвать: мистическим "помощником" знахаря. У каждого знахаря есть свой такой персонаж: огромная лягушка, черная кошка, явившаяся в бане; черная собака, "плясавшая" в стакане с водой; зайчик, лиса, чудовищная растрепанная девица на лесной дороге; приснившийся бурый медведь огненный змей, летящий на закате. Нам важно отметить, что в результате страх обретает образ и становится управляемым. Посредством образа его можно по своей воле вызвать, спроецировать на ситуацию, передать другому, локализовать и блокировать и т.д. Страх теряет для знахаря свое главное качество и причину - неопределенность, а потому становится ему подвластен.

Каждый знахарь имел в своем распоряжении бесов-помощников. Иногда это был один демон-покровитель (леший, водяной), чаще, однако, имелись еще и множественные бесы: некие "мальчики", одетые только в красные колпачки или пояски (Архангельская обл., Вельский р-н); 12 рыжих чертенят (Тихвинский у./р-н Новгородской губ., затем Ленинградской обл.), две кошечки и т.д. Все эти помощники воплощали определенную угрозу, опасность, но, будучи подвластны знахарю, составляли своего рода его виртуальную дружину. Сам знахарь своих бесов иносказательно называл "товарищи", так же, как называли друг друга парни - участники деревенских праздничных драк. Вся система магической силы, таким образом, воспроизводит социальную форму мужских инициаций.

  • Символика оружия

Наиболее часто отмечен как символ магической силы посох, в первую очередь, у пастухов, коновалов, а также и всех бродячих ремесленников (как атрибут страннической жизни).

Посох (батог) воспринимался не только как опора уставшим ногам, но и как орудие избиения и незаменимый атрибут драк. Заметим еще, что страннические посохи часто имели секрет: встроенный внутрь его выдвижной нож или даже пистолет, что усиливало их значение как оружия.

В этом же ряду можно назвать еще плеть - пугу, в которой могла быть заключена магическая сила пастуха, а в сказках и быличках плеть часто фигурирует как орудие наказания чертей.

Символика оружия, идея насилия просматривается в атрибутике мужской магии вполне недвусмысленно: как одна из основных мужских статусных программ, мужская модель организации отношений. Здесь, однако, физическое насилие замещается символическим (виртуальным), сохраняя, впрочем, ту же роль в организации межличностного взаимодействия.

Итак, магическую силу можно трактовать как род виртуального насилия: его символическую форму, вызывающую, однако, тот же комплекс реакций, что и насилие физическое. Примечательно, что атрибуты мужской магии - символы силы - также заключают в себе идею насилия (оружия, агрессии). Сила (техника управления в мужской магии) воспроизводит ту же модель социального взаимодействия (а точнее управления), которая утверждается во время мужской инициации: насилие как основной медиатор взаимодействий, структура "атаман - товарищи" как их форма.

© Автор: Т.Б. Щепанская

© Текст подготовила Halina Bednenko

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 2851 | Добавил: merja | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 10
avatar
2
10
Суровый лук с мерянским стариком. И статья очень интересная, спасибо!
avatar
4
9
это бумажная магия. Можно ведь спелый лес сделать неспелым, пригодным к рубке только лет через 20, например.
avatar
4
8
приходилось прибегать к использованию магии против нечестивых барыг?)
avatar
4
7
Вот так и приходится изворачиваться ужом, колдуном притворяться, лишь бы получить честно заработанные деньги у нечестных барыг. Как это знакомо!
avatar
3
6
Сила духа , заложенная в памяти от своих  предков , это генетическая   кровная связь , стоит только потерять эту связь , от  родных  корней  и 
предков , принимая  чужеродный носитель  информации от  других
 ,сразу теряются   свои родные  истоки  . Появляется  подавленное состояние и
организм теряет   жизненную энергию .
avatar
3
5
сим победиша!
avatar
5
4
северная финская магия вся на грибах, на отварах) Помнится еще новгородские архиепископ жаловался в Москву на новгородцев
предпочитающих обращаться по случаю рождения детей, лечения или похорон
не к попам, а чудским арбуям. Сильна финская магия!
avatar
6
3
Интересно люди жили, в каждой профессии смысл, в каждом атрибуте символ, в каждом действии посыл..
avatar
5
2
мощный старик  из Галича Мерьского
avatar
5
1
оч хорошая статья. Мощный мужик на фото.
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa финно-угорский субстрат Меряния вепсы История Руси суздаль меряне владимир история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра народное православие антропология россия Чухлома москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново реэтнизация капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро мордва Залесская земля мерянский мир великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2279
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 848
Статистика
Яндекс.Метрика