Вторник, 20.02.2018, 20:35 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2018 » Февраль » 12 » Локальные типы костромской народной вышивки ХIХ-ХХ вв.
11:55
Локальные типы костромской народной вышивки ХIХ-ХХ вв.

Костромская народная вышивка – уникальное явление народного искусства, отражающее местные художественные традиции, историю формирования народной культуры края. Костромская народная вышивка достаточно многообразна; она объединяет шитье, различающееся по технике исполнения, сюжетам и мотивам орнаментов, стилю, колориту, композиции, так как в каждой местности складывались свои узоры и приемы шитья. Исследователи характеризуют Костромскую губернию, как местность неоднородную в этнографическом отношении. Отдельные территории края в разные исторические периоды входили в состав московского княжества (ХIV-ХV вв.), затем Московской и Архангелогородской губерний (ХVIII в.), что не могло не отразиться на культурных традициях населения. В ХIХ-первой трети ХХ в., украшенные вышивкой предметы широко бытовали в среде крестьянского населения Костромской губернии, многие из них являлись подлинными произведениями народного искусства. Об этом свидетельствуют коллекции костромского шитья, представленные в музеях страны: Государственном Эрмитаже, Русском музее, Российском этнографическом музее, Государственном историческом музее, Костромском государственном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике.


Подзор. Середина XIX в. Костромской уезд Костромской губ.
Государственный Русский музей

Значительная коллекция костромской вышивки хранится в Государственном Российском этнографическом музее в Санкт-Петербурге из Костромского, Кинешемского, Юрьевецкого, Галичского, Солигаличского, Буйского, Варнавинско-го, Ветлужского уездов.

Народная вышивка представлена и в собрании Костромского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника. Коллекция комплектовалась с конца ХIХ века и на протяжении ХХ столетия.

Состав музейной коллекции не отражает народную вышивку Костромского края во всем ее многообразии, не все районы показаны равноценно: наиболее полно – Костромской, Солигаличский, Чухломской, Ветлужский, Буйский, Галичский; остальные представлены единичными музейными предметами. Хронологические рамки коллекции охватывают столетие с середины ХIХ по середину ХХ веков. Наиболее ранний из предметов датируется 1858 годом.

Собрание музейных предметов не равнозначно. Наряду с подлинными произведениями народной вышивки, отражающей местные художественные традиции в орнаменте, технических приемах, колорите, большую часть собрания составляют предметы первой трети ХХ в., периода, когда черты местных традиций по большей части стерлись, и им на смену пришла вышивка, выполненная крестом в красно-черной гамме, в основном, по печатным рисункам журналов «Нива», «Родина», и так называемым «мыльным картинкам» т.е. узорам на обертках дешевого, доступного крестьянам мыла известных фабрик «Брокар и К».

В Костромском крае старинные сюжеты вышивки и мотивы орнамента сохранялись дольше всего на концах полотенец. В народной культуре полотенце занимает особое место, являясь одновременно произведением народного искусства и предметом обрядовой жизни, орнамент которого имел глубокий смысл и раскрывал основы народного мировоззрения.


Конец полотенца. Сер. XIX в. Костромская губ.

На обрядовое употребление полотенца, указывают летописные источники; этнографы конца ХIХ-ХХ веков – Н.Ф. Сумцов, Д. К. Зеленин, Е. Э.Бломквист, Н. И. Гаген-Торн, Г.С. Маслова, И.И. Шангина и другие исследователи1. Они отмечали, что полотенце являлось обязательным атрибутом обрядов жизненного круга, где оно исполняло функции оберега, употреблялось в обрядах аграрного, календарного циклов и других, возникших в более позднее время. Орнамент шитых предметов был тесно связан с вещью и определял ее назначение. Вышитые узоры на полотенцах, древние магические знаки-обереги, отражали мифологические представления о мире.

Семантике народной вышивки посвятили свои исследования известные ученые В. В. Стасов, В.А. Городцов, Н. П. Гринкова, Б. А. Рыбаков, А. К. Амброз, Л. А. Динцес, Г.С. Маслова, В. Сурво, А. П. Косменко, В. И. Смирнов и другие2.

В данной статье, на основе обзора музейных коллекций ГРЭМ и КИАХМЗ, сделана попытка определить локальные типы костромской вышивки и ареалы их распространения в крае.


Конец полотенца. Начало 19 века. Костромская губерния.
Из книги Богуславской "Русская народная вышивка"

Обзор коллекций позволяет говорить о достаточно широком распространении в костромской вышивке второй половины ХIХ-первой трети ХХ в. разнообразных мотивов и сюжетов народных орнаментов: геометрических, наиболее древних и архаических; связанных мифологией финно-угорского и с древнерусского происхождения: водоплавающие птицы, кони; : женские фигуры, всадники, птицы, древо жизни; мотивов, проникших в народную вышивку в феодальный период из искусства Новгорода, Владимиро-Суздальской Руси: лев-барс, пава, а затем Великого княжества Московского – двуглавый орел; мотивов древних травных узоров ХVII в., городского искусства ХIХ столетия.


Деталь полотенца с архаической геометрической вышивкой.
Начало XX века. Кологривский уезд Костромской губ.
Государственный Русский музей

Орнамент костромского шитья можно подразделить на 5 основных групп (даны по степени распространения):

1. Растительный; 2. Орнитомофный; 3. Зооморфный; 4. Антропоморфный с архаическими элементами в быту; 5. Геометрический.

Устойчиво повторяющиеся определенные мотивы орнамента, особая иконография отдельных мотивов, технические приемы шитья, колорит, стилистические особенности позволили выявить локальные типы вышивки и ареалы их распространения: «солигаличский» – встречающийся только на севере губернии в Солигаличском и Чухломском уездах; «узоры с мороза» – северо-запад и северо-восток – Солигаличский, Ветлужский уезды; «в танбур со пташечкам», сюжеты по мотивам лубка – юго-западная часть губернии; сюжеты-сказки по мотивам усадебной жизни – север губ. (Солигаличский, Буйский у.)


Вышитый подзор с изображениями рейтаров.
Середина XIX в. Костромская губерния. 

Выявление бытования и наибольшего распространения того или иного орнамента (по материалам коллекций) довольно условно и не дает реальной картины на определенный период времени, т.к. классифицируется узор, созданный в разные периоды. Ареалы распространения локальных типов мотивов шитья, в основном, совпадают с историко-культурными территориями края: юго-запад, т.е. земли, расположенные по правобережью Волги – Нерехтский, Юрьевецкий, южная часть Костромского и Кинешемского уездов; Северо-запад, с уездами Галическим, Чухломским, Солигалическим, Буйским; Ветлужье и Поветлужье включающие Ветлужский, Варнавинский уезды и часть Макарьевского; земли, расположенные по реке Унже в пределах Кологривского уезда.

Каждая из этих территорий характеризуется своими особенностями материальной и духовной культуры. Для южной части губернии – Костромского и Кинешемского уездов (материалы по Юрьевецкому, Нерехтскому в коллекции не представлены) характерно применение всех известных в крае техник шитья; старинные швы встречались редко и бытование их было ограничено, в основном, в Гридинской волости Костромского у. и Кинешемском уезде. Характер на для уезда техника тамбурного шва, местное название – «в петлю». Предметы, украшенные тамбуром – наиболее яркая и самобытная часть костромской вышивки. Считается, что в крестьянской среде этот шов получил распространение с середины ХIХ века, что подтверждено музейными материалами – даты исполнения вышивок на полотенцах фиксируют 1858, 1861, 1863 годы.


Вышитый передник. Середина XIX в. Костромская губерния. 

На распространение тамбурного шва в пределах губернии, у исследователей сложились разные мнения. Г.С.Маслова (известный этнограф) связывает применение тамбура с вышивальным искусством татар Поволжья. И.Я. Богуславская (искусствовед) такое утверждение не считает правомерным, т.к. техника тамбура применялась в русском шитье ХVII века: «Стилистически костромские вышивки не имеют ничего общего с одновременными татарскими, а использование шва, если и получило стимул от соседства с татарским населением, то костромские мастера применили его в собственном самобытном исполнении»3.

Анализ мотивов и сюжетов орнамента юго-запада губернии показал, что они достаточно разнообразны: встречаются зооморфные – конь, лев-барс (северо-восточного варианта), исполняемые чаще всего в технике «строчки»; орнитоморфные – обобщенный образ птицы, двуглавый орел, реалистические птицы; антропоморфные в бытовых сценах; растительные и геометрические, выполненные всеми известными на территории Костромского края швами. Архаические мотивы очень редки, отдельные сюжеты отмечены в селениях Шунгенской волости с.Саметь, д. Новленское: всадники, двуглавые кони, ладьи с деревцем, сложная антропоморфная фигура с воздетыми руками (коллекция ГРЭМ).

Самым распространенным мотивом растительного орнамента Костромской вышивки является дерево в различных вариациях. «Центральная роль дерева в вышивке восходит к мотиву мирового дерева – универсальной модели мира. Древо жизни актуализирует мифологические представления о жизни во всей полноте ее смыслов, подчеркивая восходящую линию жизни: от рождения к максимальной стадии роста – цветению и плодоношению…»4.

Мотив мирового древа к концу ХIХ века утратил свой основной смысл и стал восприниматься как пышный куст, ветка, цветок. В шитье встречается геометризованное изображение дерева (в основном, в Кинешемском у.) и более позднего извода с пышными растительными узорами.


Вышитый подол женской рубахи. Середина XIX в. Костромская губерния. 

В композициях с деревом-цветком часто изображались две птицы. Трактовка мотива птицы разнообразна и представлена в двух вариантах композиций: в самостоятельных сюжетах, где птица играет основную роль (в шитье Кинешемского уезда); в композициях с древом жизни. Сюжет с птицами на ветках стилизованного дерева-цветка был очень распространенным и излюбленным во всех уездах губернии. Его вышивали в соответствии с местными техническими приемами, стилистическими особенностями. Сюжет дерево-цветок-куст с птицами, выполненный полихромным тамбуром, один из локальных вариантов шитья Костромского уезда, получивший название «в танбур со пташечкам».

Подобные мотивы отмечены в Тверской и Московской губерниях. Встречается три варианта сюжета древа жизни с обращенными к нему птицами, выполненными в технике тамбурного шва цветным ярким гарусом:

1. Древо изображено как стебель с тюльпаном на вершине и летящими к нему двумя голубками, расположенными по центру боковых краев (в тверской вышивке – по нижнему краю). Мотив птицы, выполненной тамбурным швом, реалистичен, передан в движении

2. Древо изображено как вазон с симметрично отходящими от него ветками и цветами, повторяющими по рисунку первый вариант; вверху и внизу по боковому краю изображено два голубя в полете такого же рисунка.

3. Древо осмысливается как пышный ветвистый цветок-куст, полностью заполняющий ткань конца полотенца, на верхних ветках, обращенные друг к другу и центру – маленькие птички. (тяготеет к московскому варианту). Своеобразными и характерными только для шитья Костромского уезда сюжетами, источником которых явились лубочные картинки конца ХVIII-начала ХIХ веков являются лубочные птицы Сирин и Алконост.


Конец вышитого полотенца с изображением Алконоста.
Середина XIX в. Костромская губерния.

Этот локальный мотив тамбурной вышивки Костромского уезда был выявлен И.Я. Богуславской на материале коллекции народной вышивки Русского музея5.

Ее выводы подтверждает шитье на лубочные сюжеты из фондов Российского этнографического музея и Костромского музея-заповедника: кроме Сирина и Алконоста, встречаются двуглавый орел и сюжет «рейтар на петухе». Костромские вышивки точно передают иконографию Сирина и Алконоста. И.Я Богуславская выделяет два слоя вышивки по лубочным картинкам: экземпляры, следовавшие за лубочным оригиналом и «… вольно или почти вольно обращавшиеся с первоисточником»6.


Вышитые концы полотенец с изображениями Сиринов.
Середина XIX в. Костромская губерния.

Данная группа вышивок зафиксирована только в Костромском уезде, Шунгенской и Мисковской волостях.

На севере Костромской губернии – в Солигаличском, Чухломском, Буйском, Галичском уездах известные сюжеты и мотивы шитья получили свою самобытную трактовку. Эти уезды граничили с вологодским краем. Здесь исстари проходили важные торговые пути и осуществлялась торговая и культурная связь с Русским Севером. Не случайно, культурные традиции этих территорий тяготели более к Северу, чем к Костроме. Чухломской уезд относится к так называемому «акающему острову», (куда входит и часть Солигаличского уезда). Исследователи полагают, что через эти земли прошло несколько разновременных миграционных потоков7.

Особенностью шитья этих мест являлось распространение техники вышивания-строчки и ее разновидности «шов по письму» и общее композиционное решение – заключение орнамента в рамку мережки. В Чухломском уезде получила распространение белая строчка; в Солигалическом и Буйском – строчка с обводкой контура узора цветной ниткой; в Галическом уезде – и белая, и цветная строчки существовали одновременно. Сюжеты и мотивы орнамента народной вышивки этих уездов не отличаются большим разнообразием; в коллекциях представлены растительные (мотив мирового древа в различных композициях), орнитоморфные (обобщенный образ птицы, изображенной со сложенными крыльями, поднятой головой; геральдический двуглавый орел, реалистические птицы – голубки, петухи, утки), геометрические и единичные предметы с зооморфными (Чухломской уезд) и антропоморфными мотивами (не типичное явление в вышивке этих мест).


Вышитый подол женской рубахи с изображениями петухов.
Середина XIX в. Костромская губерния.

Локальный мотив орнамента Солигаличского (ряд селений на Совеге) и Чухломского уездов, зафиксированный в конце ХIХ-начале ХХ в., представляет собой неопределенной формы причудливых очертаний фигуру, в центральной нижней части напоминающую (в одном из вариантов) «рожаницу». Подробные мотивы отмечены в Олонецкой (Каргополье, Пудожье и Заонежье), Вологодской губерниях, в вепско-карельском шитье. В. Сурво выделяет нескольких видов этих мотивов и считает, что одни из них представляют соединение антропоморфных и растительных образов, другие – зооморфных и растительных и связывает их с «мифологическими представлениями о мироздании как единстве растений, животных и людей.


Вышитый подол женской рубахи с изображениями древа и стилизованных "берегинь".
Середина XIX в. Костромская губерния.

В узорах эти три ипостаси переплетаются, оказываются тождественными актуализируя представления о женском начале, о плодородии… Все эти понятия становятся особенно важными в предсвадебный период и непосредственно в свадебном ритуале, для которого и заготовлялось большое количество вышивок»8.


Конец вышитого полотенца с изображением двуглавого орла.
Середина XIX в. Костромская губерния. 

Шитье Кологривского уезда вызывает большой интерес. На этой территории губернии получили распространение архаические антропоморфные сюжеты: геометризованные женские фигуры с всадниками или конями по сторонам, женская фигура с птицами в поднятых руках; встречается вариант – дерево-цветок в центре, по сторонам – всадники или кони; геометризованная птица в одночастных композициях, занимающая все поле конца полотенца; птица с птенцами, двуглавый орел. Выполнялись, в основном, старинным двусторонним швом «роспись» красной и кубовой хлопчато-бумажной нитью или цветной шерстью (редко, шелком) по отбеленному льняному полотну (по материалам ГРЭМ).

Вышивка Ветлужского уезда представлена в коллекциях Российского этнографического музея предметами второй половины ХIХ в.; Костромского музея-заповедника – предметами первой трети ХХ века. Ветлужская вышивка из ГРЭМ стилистически едина, выполнена, в основном, в технике росписи, набора и счетной глади.

Сюжеты не отличаются разнообразием: геометрические мотивы; геометризованные мотивы птицы, двуглавые птицы, одноглавый орел с опущенными крыльями. Этот мотив зафиксирован только в Ветлужском уезде. Г.С. Маслова отмечает сходство вышивки северо-восточной части Костромской губернии и Каргополья9.

Объяснение этому явлению встречается в записках А.А. Ширского, члена КНО по изучению местного края, собравшему этнографический материал по Какшинской и Вохомской волостям в 20-х годах ХХ века, и отмечавшему достаточно смешанный состав населения этих мест, где среди прочих, проживали и выходцы из Олонецкой губернии.

«Жители деревни Бородина Какшинской волости и теперь еще носят прозвище «олоньцы»… Вообще, чувствуется большое разнообразие в типе, цвете волос, глаз, говоре, обычаях»10. Экспедиционные материалы музея отмечают наличие в Ветлужском уезде выходцев и с Вятки11. Полевые материалы фиксируют бытование шитья крестом и тамбуром, который назывался «веревочкой» и выполнялся разными способами: иглой, крючком, машиной. Традиционный сюжет вышивки – дерево с птицами, имел свое решение: рисунок мог быть не симметричным, иногда как бы небрежным, контуры деталей неровно очерчены. В каждой вышивке этот мотив был индивидуален, сходен лишь в общих чертах, стилистически.

Ряд узоров, выполненных тамбурным швом, и имеющих стилистическое сходство, получили название «узоры с мороза»; «их брали с морозного окна», т.е. разукрашенного морозом оконного стекла12 (распространены в Ветлужском и Солигаличском уездах). Локальные мотивы шитья отражают своеобразный уклад жизни и культуру различных территорий Костромской губернии, способствуют выявлению историко-культурных отношений населения.

Источники:

1 - Бломквист Е. Э. Полотенца в русском быту. Русский музей. Этнографический отдел. Л., 1926; Гаген-Торн Н. И. Обрядовые полотенца у восточных славян и народов Поволжья. ЭО. 2000. № 6; Зеленин Д. К. «Обыденные полотенца» и обыденные храмы. Избранные труды. Статьи по духовной культуре. 1901-1013. М., «Индрик», 1994; Маслова Г.С. Бытовые сюжеты в русской народной вышивке. СЭ, 1970. № 6; Шангина И. И. Образы русской вышивки на обрядовых полотенцах XIX-XX вв. (К вопросу о семантике древних мотивов сюжетной вышивки). Автореф. дис. на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова. Ист. фак. Москва, 1975.

2 - Амброз А. К. О символике русской крестьянской вышивке архаического типа. С А, 1966, № 1; Городцов В.А. Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве. «Труды ГИМ», 1926, вып.1; Гринкова Н. П. Термины вышивания в русских диалектах. «Ученые записки Ленинградского педагогического института им. А. И. Герцена, 1939, т. ХХ; Динцес Л. А. Изображение змееборца в русском народном шитье. СЭ. 1948. № 4; Калиткин Н. Орнамент шитья костромского полушубка. Кострома, 1926. В предисловии к альбому В.И. Смирнов, изложил методологические принципы в изучении орнамента вышивки; Косменко А.П. Народное изобразительное искусство вепсов. Л., 1984; Маслова Г.С. Народный орнамент Верхневолжских карел. «Издательство Академии наук СССР», Москва, 1951; Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М.: Наука, 1981; Древние элементы в русском народном творчестве (женское божество и всадники). СЭ, 1948, № 1; Стасов В.В. Русский народный орнамент. вып. 1. Шитье, ткани, кружева. СПб., 1872.

3 Богуславская И. Я. Лубочные картинки в костромской народной вышивке. Народное искусство. Исследования и материалы. Сборник статей.1995. С. 157.

4 Сурво В. В. О некоторых локальных особенностях вышивки русского населения Олонецкой губернии. Локальные традиции в народной культуре Русского Севера (Материалы IV международной научной конференции «Рябининские чтения-2003». Петрозаводск, 2003. С. 244.

5 Богуславская И. Я. Указ соч. С. 156.

6 Богуславская И. Я. Указ. Соч. С. 164.

7 Ганцовская Н. С. Лексика говоров костромского акающего острова: проблемы типологии. СПб «Наука». Кострома КГУ им. Некрасова 2007. С. 40.

8 Сурво В.В. Указ. Соч. С. 249.

9 Маслова Г. С. Орнамент русской народной вышивки ... М.: «Наука», 1978. С. 189.

10 Ширский А.А. Из легенд Ветлужского края. Труды КНО., Вып. 29. Кострома, 1929. С. 5.

11 КГИАХМЗ. Материалы экспедиции в Пыщугский и Павинский районы Костромской области. 1975. Каткова С.С. Тетрадь рассказов. Рукопись.

12 КГИАХМЗ. Материалы экспедиции в Солигаличский район Костромской области. 1975. Масалева С. Д. Тетрадь рассказов. Рукопись.

ЛОКАЛЬНЫЕ ТИПЫ КОСТРОМСКОЙ НАРОДНОЙ ВЫШИВКИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ ХIХ-ПЕРВОЙ ТРЕТИ ХХ В.

Автор: Москалева Л. В. Костромской архитектурно-этнографический и ландшафтный музей-заповедник «Костромская слобода»

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 965 | Добавил: merjanyn | Теги: знаки-обереги, великороссы, Язычество, финно-угры, русская вышивка, Древняя Русь, меря, магия, народная вышивка, Костромская губерния | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Архаичная вышивка полностью совпадает с марийской. На каком-то этапе костромские разошлись с оснвной массой марийского населения (возможно, с принятием христианства) и потеряли навыки древней вышивки, но продолжали соблюдать древние обряды и обычаи. А для этого требуются полотенца с вышивкой. Вышивку продолжили, но уже на иные христианские или просто природные сюжеты .
Интересен головной убор изображённой девушки. Убор повторяет форму и размеры головного убора ветлужских мари, но выполнен в новомодном стиле. Как известно, славянские женщины не носят такой головной убор, как русские кокошник. По мнению большинства этнографов, кокошник достался русским от финно-угорских предков, с марийского "куго" - значит "большой". Все замужние марийки должны были носить подобные головные уборы, просто они немножко различались в зависимости от того, к какой этнографической группе относилась женщина.
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси суздаль владимир меряне история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство плес мещёра народное православие антропология Чухлома россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож экономика деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм русский север сакрум Галич Мерьский Галичское озеро Верхнее Поволжье иваново древнерусская культура новгородцы Ярославская область Московия Языкознание скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро Залесская земля великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2377
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 930
Статистика
Яндекс.Метрика