Среда, 13.12.2017, 16:16 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2017 » Декабрь » 1 » Село Унжа – Старый город
14:57
Село Унжа – Старый город

Осенью прошлого года во время масштабной поездки по Костромской области мы побывали в удивительном месте, атмосферой которого прониклись сразу же по приезду. Село Унжа или, как называли его в прошлом, Старый Город — это одно из древнейших поселений в мерянском Северном Заволжье, история которого уходит в глубину веков. Первое письменное упоминание о нём встречается в 1219 году, что по научному значению ставит Унжу в один ряд с такими городами, как Кострома и Галич, а по древности выдвигает в число наиболее ранних древнерусских населённых пунктов Костромской земли. О средневековом прошлом Унжи в наше время напоминает городище с военно-инженерным земляным сооружением XV века, а о более поздних столетиях, XVIII - XIX вв., рассказывают три старинных церкви и ряд исторической застройки села.

Стояла осень, деревья давно уж обнажили свои ветви, обширные поля припорошил первый снег и лишь местами проглядывал зелёный покров. Погода, как обычно для наших поездок, выдалась пасмурная, то и дело набегал сильный порывистый ветер. Но вся эта суровость и холодная мрачность, встретившие нас, придали ещё большую выразительность этому краю. Село, лучшие времена которого канули в Лету, вкупе с древними городищем, курганом и заброшенными церквями, произвело незабываемое впечатление.

Несмотря на хмурый небосвод, пронизывающий ветер и чувство уходящей отсюда жизни, место очаровало и пленило нас своей непередаваемой атмосферой, некой драматичностью. А имя ему — село Унжа. Своё неславянское название оно получило по имени реки Унжи, на высоком берегу которого и расположилось (в переводе с мерянского означает «смирный, тихий».) История Унжи настолько глубока и богата, что пару абзацами её не описать, поэтому по мере повествования, буду делать исторические отступления.

А начнём мы с небольшого экскурса в глубину веков. В полевом сезоне 2014 г. археологическая экспедиция под руководством В.Л. Щербакова провела обследование территории села, в результате которого был открыт посад средневекового города. Дальше глубже —  удалось найти древнейшую часть посада домонгольского периода. Согласно проведённым исследованиям есть основания полагать, что первое поселение возникло здесь не позднее XI века, а значит Унжа — один из старейших протогородских центров мерянского Костромского Заволжья.

В XII-XIII вв. усилившаяся Залесская земля (Владимиро-Суздальское княжество) в своем продвижении на восток основывала новые города: Городец, Н.Новгород, Белогородье (не сохр.) и др. По мнению историков, Унжа, как город, основана кн.Всеволодом Большим Гнездом между 1176 и 1212 гг.. Первое же письменное упоминание относится к 1219 г., когда булгары, государство которых было расположено на Средней Волге и Каме, совершили военный поход на Великий Устюг. А на обратном пути осадили Унжу.

Выше представлены фотографии середины XX столетия. А вот нижняя, где на переднем плане стоит часовня Макария Желтоводского (не сохр.) ето уже дореволюционная фотография. Часовенка возведена была в 3-й четв. XIX века на Сенной площади.

Вплоть до 1917-го село Унжа у народа было более известно под названием Старый город. На нижнем архивном фото мы можем видеть, как выглядел Старый город на начало XX века. Как большое село. Это всё новый город Макарьев "виноват".

Ну, а мы возвращаемся в наши дни. Припарковавшись возле дореволюционного здания, приступаем к осмотру достопримечательностей Унжи. Кстати, этот двухэтажный дом виден и на старом снимке (выше). Судя по безликим окнам и закрытым ставням, «Промтовары» население не обслуживают, и уже очень давно. Несмотря на большое количество брошенных домов и закрытых общественных зданий, т.е. несмотря на типичную, мягко говоря, невесёлую картину сельской жизни современной коренной северной России, Унжа село жилое: домов и жителей в ней много. И, дай бог,  её история продлится ещё не одно столетие.

Первым пунктом мы оказываемся на главной базарной площади (в прошлом). Где перед нами на небольшой возвышенности предстаёт церковь Макария Желтоводского, она же Рождества Христова, 1822 года постройки.

Как видно, была у церкви и колокольня. Однако, та в середине 1990-х обрушилась.

Кстати, службы в Макарьевской церкви никогда не прекращались. Даже в советские годы там причащались, поди, чаще, чем сейчас, ибо приход состоял не только из многолюдной Унжи, но и соседних, теперь исчезнувших, деревень.

Тем временем, обогнув холм, спускаемся к другой "горе". Сразу скажу, удивительно потрясающее по своей энергетике место. Впрочем в подобное я не особо верю, но вот там, однозначно, веет веками. Перед нашим взором не просто возвышенность или холм — это городище с военно-инженерным земляным сооружением XV века. Именно здесь в дремучие времена стоял город-крепость. В «Летописях Макарьева Унженского монастыря» (1888 г.) И.К. Херсонского, члена Костромской учёной архивной комиссии, упоминается, что в 1522 г. на Унжу напали татары. Есть описание данного сражения, по всей вероятности, происходившего непосредственно тут.

Дорога серпантином огибает вал городища и поднимается наверх, где по центру оказывается углубление с расположенным в нём храмом. Конечно же столетия назад стены-валы были выше и мощнее. На пути нам повстречался унженский страж (правда, родом из Москвы, но душою, душою-то оттуда).

Смотрится бесподобно (не страж, а всё вокруг). Когда понимаешь, что ты только что поднялся на стены древнего городища, где давным-давно существовала деревянная крепость. А сейчас хоть и скромный, но достойный внимания, стоит заброшенным двухсотлетний храм. Жаль ветер поднялся и в кадре всё накренилось. На месте каменного храма существовал деревянный XVI  века. Ныне взору предстаёт соборная Воскресенская церковь бывшего города Унжи, построенная в 1810 году.

Эх, тучек недостаёт. Но серость неба мы разбавим историей. В начале XIV века опасность нападения на границы к тому времени уже Московского великого княжества со стороны татар и черемисов уменьшилась. И Унжа превратилась в центр, контролировавший торговлю, которую вело Поволжье с Севером по реке Унже. В духовной грамоте кн.Василия Дмитриевича от 1405 г. город назван «Унженской тамгой» — сборщиком тамги  (пошлины).

Однако в XVI веке Унже вновь пришлось выполнять военную миссию. В результате распада Золотой Орды на Средней Волге образовалось Казанское ханство, и татары совместно с черемисами стали совершать военные походы на Костромское заволжье, в том числе и на Галичский уезд. На пути стояла Унжа. Полуистлевшие от времени листы «Галицкого летописца» сказывают:

«В лето 7029 года маия в 26 день (1521 г. - прим.) приходили татаровя казаньския с черемисою на Унженские волости и на парфян (жителей г. Парфеньева) и много зла учинили и в полон поведоша, а иных иссекоша подидоша прочь. И унжьженя на переем придоша и много с татары бишася и много татар и черемисы побиша и плен весь отяша (отобрали) и на костях сташа (закрепили победу)». На обороте того же Листа летописи есть и другая запись: «Того же лета месяца июня в 4 день приидоша татаровья под Уньжю и к городу приступиша и мост зажгоша и ворота. И поможе Господ Бог уньжанам татар много побиша пищалми и пушками…»

Но со временем былая слава Унжи отошла. Сохранилось описание 1616 г. (с сокращ.): «Город Унжа деревян ветх, на реке Унже, на осыпи, а в нём ворота въезжие да другие потайные и четыре башни, да в городе ж соборная церковь во имя Воскресения... да острог... в остроге ж изба съезжая, да изба таможенная, да двор государев, а на нём ставятся приказные люди, да двор земской, а в нём стоят иноземцы пан Пята с товарищи (поляки, сосланные в Унжу)». Кроме того было шесть подворий для остановки приезжавших из разных волостей, шесть дворов пушкарей, двор палача, дворы ямщиков и 14 лавок. А всего — 39 дворов.

В советское время здание церкви было приспособлено под нужды местного колхоза. Поэтому интерьер не уцелел, роспись отсырела. Стоит обратить внимание, как любопытно оформлен второй ярус колокольни.

Вечереет, долго предаваться ощущениям времени нет. Поэтому спешим в железную коробочку на колёсах и тихонько (иначе нельзя) направляемся на виднеющийся по соседству большущий курган. А по пути исследуем историческую застройку села.

Первое административное здание Старого города — здание Ратуши, где по началу заседала купеческая дума, а затем городская управа (на нижнем фото). Дата постройки 1861 год. В советские годы её стены занимала школа. Коли мы затронули тему образования, остановимся на ней чуть подробнее. Осенью 1873 г. в Унже, в старом доме попа Ширяева, впервые открылась трёхклассная школа.

Первым учителем был Николай Григорьевич (фамилия неизвестна), который хорошо относился к детям. Зато поп Василий, обучавший закону божьему, щедро награждал ребят щелчками. В 1910-м открылось двухклассное училище. Однако после 1914 г. положение в селе ухудшилось, в том числе и в плане образования. Отрывок из воспоминаний местного жителя:

«...Одевались плохо, ходили в лаптях, одежда была домотканая. Бумаги не было, поэтому на занятиях использовали различные журналы, а писали свекольным соком...»

Каменным зданием, где по приезду мы припарковались, оказался дом середины XIX века, местного купца И.И. Родионовского (на фото ниже). В 1918 г. в его стенах разместилась школа 2-й ступени. В 1926-27 гг. здесь же открылась Школа Крестьянской Молодёжи, в 1935-м ШКМ была переведена в дом Захарьина и стала семилетней. В 1970-е контингент учащихся насчитывал 500-600 человек, поэтому школа располагалась аж в пяти зданиях. Представляете! Одних учеников было полтыщи. В этот период открылся интернат для старших учащихся из соседних деревень. Унженская школа неоднократно была участницей и победителем областной и всесоюзной ВДНХ. А в 1980-м все ребята перебрались-таки в новое современное здание школы. К слову, на 2002 г. учащихся было всего 82 человека и вовсе не потому, что по соседству построили новые школы. Сейчас, я думаю, в лучшем случае наберётся пять десятков.

Следуем далее и проезжаем дом мещанина Ивана Семёновича Шабарова, 1852 года постройки. В советские годы в нём разместился сельский клуб, затем — Детский сад. Сейчас заброшен.

Фото 1983 года. Митинг 1-го Мая, по-моему. Как раз возле представленного выше мещанского дома. Надо заметить, что за предоставленные фотографии и информацию о жизни села я особо благодарен Галине Сусловой, уроженке Унжи, которая помнит, любит и чтит историю села.

Город Унжа был долгое время значительным торговым центром и только с образованием в 1778 г. города Макарьева, что в 18 верстах от Унжи, стал хиреть.

В 1861 г. Унжа упоминается сл.образом:

«...кроме земляного вала, внутри которого жители укрывались во время нашествия казанских татар, этот город не имеет других исторических памятников. ...ни в торговле, ни в промышленном отношении не представляет ничего замечательного. В городе 221 частный деревянный дом, 5 лавок и 1446 жителей».

В то время в городе проживало 5 дворян, 32 представителя духовенства и 149 купцов. К началу XX века Старый Город хоть и насчитывал 1284 человек, почтамп, пожарное депо, больницу, несколько торговых лавок и в нём проводились крупные ярмарки, он был всё-таки провинциальным городишком, население которого занималось огородничеством. Большая часть городского населения (портные, валяльщики обуви, ремесленники) обычно уходили на долгое время на отхожие промыслы, многие на Урал и в Сибирь «катать валеную обувь». За правилами всей жизни следила кучка богачей, торговцев и попов (Шешины, Родионовские, Шабаровы). В их руках была земля, леса, луга и вся торговля.

Тем временем мы проезжаем мимо дома семьи Лякиных (на верхнем фото). А в этом доме (нижнее фото) в одной половине жила семья Муравьёвых, в другой — Кореповых.

Из воспоминаний И.И. Швакова: «С 12 лет я вынужден был идти батрачить, потому что родился в бедняцкой семье, в деревне Лысица (слилась с Унжей - прим.). В семье нас было пятеро, а земли имели мало, хлеба хватало от силы на полгода. Старший брат остался хлебопашествовать, а моя доля - в батраки идти. Работал летами у кулаков на их земельных участках до 22 лет, ну а зимой брали меня на жгонку. Бедность была, конечно, большая. Женился в 1924 году (на мне вся одежда чужая была), взял в Быкове тоже батрачку - Анастасию Петровну...

А в 1928 г. началась коллективизация и в наших местах. Для бедняков это было спасением от голода, от бедноты. Работали с большим подъёмом, с надеждой на новую более счастливую и сытую жизнь… Надо учесть, что вокруг Унжи и полей-то не было, пришлось корчевать леса и распахивать. А народ – мещане, которые веками жили лишь огородничеством, не имели никакого представления о хлебопашестве. Приходилось учить и пахать, и сеять, и косить, и молотить, лён выращивать...». До этого большинство простых жителей хлеб могли купить в купеческих бакалейных лавках или обменять на продукцию, полученную со своих огородов (лук, капуста и т.д.). Со всех сторон Унжи были земли помещиков, торговцев и духовенства, тогда как бедняки были лишены пахотных и сенокосных наделов.

Здание Сельсовета, по улице Советской. По должному назначению давно уж не функционирует.

После Октябрьской революции для широких слоёв населения города открылся доступ к образованию. В первые годы новой власти учительство и сельская интеллигенция вели большую воспитательную работу среди населения. При их участии работали избы-читальни, народный дом, в котором регулярно ставились спектакли и концерты. Молодежь активно занималась спортом: своими силами строили спортивные площадки. В 1935 г. на базе нескольких хозяйств заработал колхоз "Новый Путь". В 1952 г. на селе появилось электричество. Открывались клубы, сельмаги. Свой маслозавод делал вкусный сыр, молоко, сметану. На фото: унженские жители, середина 1950-х.

В мае 1966 года был поставлен памятник "Воинам землякам Унженского сельсовета, погибшим в ВОВ 1941 - 1945".

Следующим пунктом мы направились в другую часть села Унжи — на курган, как называют его местные. Раньше всё его поле было занято колхозным огородом. А нынче... Возвышенность, открытое огромное пространстово и виднеющаяся вдалеке одинокая стариннная церковь. Всё это пробирает до глубины души.

Путь к ней малька сокращаем передвижением по полю на автомобиле. Но чуть погодя понимаем, чтобы по-настоящему прочувствовать атмосферу, чтобы ощутить дух этого метса, выбираемся наружу и до заброшенного храма топаем на своих двух, по ходу размышляя об истории и происхождении данного кургана. Но его возникновение для нас по-прежнему загадка. Известно только, что в прошлом здесь существовало село Вознесенкое, которое считалось частью Старого города Унжи.

Из истории для меня оказался примечательным тот факт, что в 1670 г. в Унже был отряд Степана Разина под командованием Ильи Пономарёва. Находясь в Унже, Пономарёв заставил земского старосту Тараску Григорьева собрать народ, а попа Тимофея зачитать «Воззвание к народу Степана Разина». Узнав о существовании Макарьевского монастыря, отряд пошёл туда, но в пути был встречен войсками московского воеводы Василия Нарбекова и потерпел поражение.

Однако полностью отряд разбит не был, а в составе 400 конных и 300 пеших бойцов через территорию Кологривского уезда отступил к городу Судаю (мы там тоже были) и осадил его. Руководить осадой Пономарёв оставил старшину отряда Мирона Мумарина, а сам с девятью бойцами отправился к Тотьме для вербовки новых сил и изыскания оружия. Но 11 декабря 1670 г. на глухой лесной дороге под Тотьмой был пойман отрядом тотемского воеводы Ртищева и на сл.день повешен у Тотьмы на берегу р. Сухоны. Старшина же Мирон Мумарин от Судая дошел аж до Великого Устюга, где его тоже поймали и отправили в Москву. Там, наверное, и казнили. Вечная память народным героям-разбойникам!

Покуда вспоминали времена былые, потихоньку обдуваемые со всех сторон ветрами, добрались-таки до "каменной крепости" — церкви Вознесения, 1777 года постройки. Внешне храм скромен и без архитектурных изысков, но есть в этой простоте что-то древнее и мощное.

Вот так вот приличненько выглядела Вознесенская церковь в нач. XX века.

В советское же время пытались спасти сию достопримечательность. До сих пор на западном фасаде висит металлическая табличка тех времён:

«Товарищ! Вознесенская церковь является памятником архитектуры. Не разрушайте его. Она украшает ваш край. А деревянное покрытие глав является единственным в области».

Как видно из фото, церковные купола были крыты лемехом. А Саша и Юра как-то умудрились забраться в центральный барабан. Из интерьера уцелел единственный фрагмент росписи, изображающий некую композицию с Иисусом Христом. Никак не запомню я эту иконографию.

Время уже пять вечера, с учётом пасмурности темнеет раньше обычного, а у нас ещё 140 км пути до места ночёвки, в лице города Кологрива. Поэтому осталось нам лишь попрощаться с храмом, с селом Унжей, пообещать ей вернуться (что мы и выполнили этим летом) и отправиться к машине. По пути я расскажу ещё одну живую историю. Хотя непридуманных жизненных историй много: как пришла в край новая власть, как было унженцы поддержали контреволюционеров, но передумали, были и сложные времена 1930-х и т.д. и т.п. Но охватить их все в рамках одного поста, ну, никак не реально. Поэтому поведаю для меня наиболее интересную.

Из воспоминаний Р. Усова:

«...по деревенской улице шло очень много народа. Впереди шествия несли иконы, а возглавляли его служители церкви... Все пели молитвы. Вдруг в конце колонны произошла заминка... вспыхнула потасовка. Жандармы, шедшие по окам колонны, бросились на усмирение. Ох, и крепко же им доталось. Мы с соседом Петькой впоследствии видели как один из урядников валялся в канаве. И поделом ему. Позднее из разговоров взрослых мы узнали, что эту драку затеяли мобилизованнные. Их отправляли на Первую мировую войну. Люди не хотели воевать за царя... Война и без того усугубила бедственное положение крестьян...».

Так что были в Унже и слава древних времён, и расцвет средневекового города, и упадок, когда Старый город превратился в тихую огородническую сельскую глухомань. Потом на полвека вновь возродилась Унжа и зажила бурной жизнью, появились новые улицы, дома. Но настал следующий период, нынешний, который хуже даже дореволюционных времён, ибо ведёт он к вымиранию русского села с более чем восьмивековой историей.

Закончу я свой рассказ словами бывшей жительницы села Унжи:

«Естественно, что село Унжа сейчас обветшало, всё рушится. Молодёжь не хочет оставаться там, потому как негде работать; доживают здесь только те, кто предан своей малой Родине, старики...».

Автор текста и фото: Денис Спирин
Фото из архивов жителей села Унжа

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 1114 | Добавил: merjanyn | Теги: Костромская область, Древняя Русь, финно-угры, Унжа, краеведение, Владимиро-Суздальское княжество, Залесье, меря | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Спасибо за интересный рассказ и старинные фотографии smile
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси суздаль владимир меряне история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство Арья Альквист мещёра священный камень народное православие антропология Чухлома россия москва Солнцеворот ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга нея Идентичность футуризм экономика деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север Галич Мерьский иваново капище Ярославская область Московия Языкознание скандинавы Европа коми бронзовый век Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2347
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 913
Статистика
Яндекс.Метрика