Воскресенье, 26.03.2017, 06:30 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2014 » Сентябрь » 24 » Вячеслав Мизин: «Самая большая загадка сакральных мест, это сам человек»
23:34
Вячеслав Мизин: «Самая большая загадка сакральных мест, это сам человек»


Камень следовик у другого святого источника близ реки Кихтолки

Портал Merjamaa представляет своим читателям интервью с петербуржцем Вячеславом Мизиным, исследователем культовых камней Ингерманландии и Севера, автором нескольких книг, фильмов и фотовыставок.

 - Древние почитаемые места в Ингерманландии - сколько их и какие они?

 - Вопрос очень хороший, на вид простой, но на деле сложный. К почитаемым природным объектам у нас относятся культовые камни, целебные источники, некоторые рощи, деревья. Другие природные образования, такие как гроты, холмы, пещеры, в отдельных случаях также становились объектами поклонения и использования в ритуальных целях.  Мной собраны сведения о примерно 350 объектах в области, но это не означает 350 точек на карте, в одном месте может быть, как например в Ольховке (Приозерский район), до 14 культовых камней с небольшими чашечными углублениями, то есть точек на карте будет порядка 100-150. Но и это не все – примерно половина объектов уже утрачена, в других местах возникают новые культы, то есть общее количество будет величиной отнюдь не постоянной. Есть сложности в интерпретации некоторых объектов, например само понятие «культовый камень», на мой взгляд, не очень точное, скорее можно вести речь о камнях с особым к ним отношением со стороны людей, это отношение далеко не всегда являлось «культом», «культ» лишь одна из граней этого взаимодействия человека и камня.


Иван-ручей, один из почитаемых источников

 - Культовые камни это пережитки  язычества?

 - В очень упрощенном виде можно и так сказать, но это не совсем верно. Несомненно, в дохристианские времена у нас были почитаемые камни, родники и деревья, но сведений о них практически нет. При этом, например, почитание одного из камней возникло в 1820 году, это времена А.С. Пушкина, в Тихвинском монастыре, одном из многовековых оплотов православия на нашей земле. Можно ли назвать это язычеством? Я бы сказал, что нет четкой границы «было язычество – стало христианство», скорее языческие представления о камнях и родниках присущи всем людям всегда и в любых условиях. Именно поэтому в так называемом народном православии (а это единственная  аутентичная традиция у нас, связанная с природными священными местами) можно найти массу языческих суеверий и практик, например в отношении таких изначально христианских памятников, как каменные кресты. Называть их пережитками неверно, скорее это естественная реакция на какие-либо необычные проявления в окружающем мире – исцеление у источника, чудесное обретение святыни, иконы или каменного креста. Именно так возникали культы.


Источник Целителя Пантелеймона у д.Каложицы не древний, его культ возник после освящения в 2000-х гг., но ранее недалеко от этого места был почитаемым другой источник, ныне почти забытый. Такая преемственность характерна для святых источников по всей Европе.

 - Древние сакральные места  у вас славянские или финно-угорские?

 - Есть и те и те, но в моих исследованиях это не имеет принципиального значения – гораздо интереснее и первичнее само взаимодействие человека и места, а на каком языке говорил этот человек и как называл тех, кому молился, например, у святых источников - Параскевой Пятницей, Алтеас или Макошью, дело десятое. В исследовании природных сакральных мест нашего края поиск рафинированного «языческого», «славянского» или «финно-угорского» тупиковый путь. Опыт т.н. «традиционалистов» 1990-2000-х наглядно показывает это. Природные сакральные места интернациональны по умолчанию и пытаться втиснуть их в узкие рамки какой-то одной традиции, религии, народных представлений, несколько неразумно, ведь взаимодействует с местом не народ, религия или традиция, а в первую очередь конкретный человек своим естеством. Это первичная точка отсчета. Известные у нас культовые камни следовики и чашечники, святые родники, пещеры, холмы… имеют аналоги в Европе, Америке, Африке, Азии, Океании… Наши сакральные места лишь часть общемирового феномена сакральных мест.

 - Кто сейчас посещает эти священные места и зачем?

 - В первую очередь это конечно жители ближних деревень, чаще всего данные объекты, почитаемые камни и родники, «встроенные» в современные православные традиции посещаются на религиозные праздники, к некоторым местам ходят крестными ходами, например на Ильинскую Пятницу или на Николу. Нужно заметить, что сейчас посещение тех же святых источников упрощено, часто люди просто заезжают «по пути» набрать воды, хотя в старину посещение тех же источников было регламентировано определенными правилами. Но именно местными жителями сейчас сохраняются старые традиции уважительного отношения к древним святыням и память о них. Другими категориями посещающих можно назвать туристов, ученых, эзотериков. Для первых священные места являются не более чем интересными достопримечательностями, достойными фотографирования с непременным последующим вывешиванием фото в социальных сетях. Туристы способствуют распространению информации о подобных местах. Ученые, чаще всего этнографы, краеведы, историки собирают информацию более детально, опрашивают старожилов, публикуют статьи и книги, в которых зачастую можно встретить интересные сведения. В 1990-х гг. до нас дошла с Запада «вторая волна» научного интереса к древним почитаемым местам связанная с приборными исследованиями, т.е. попыткой зафиксировать приборами какие-либо необычные физические феномены на культовых камнях, у святых источников и пр. Пока это направление нельзя назвать особо успешным, но подобные исследования проводятся энтузиастами и у нас в области, например «Криной», «СПб-Космопоиском»… Отличительной чертой подхода эзотериков является работа со свойствами камней в сугубо утилитарных целях, например целительстве, измененных состояниях сознания и пр. В историческом плане эзотериков можно сравнить с деревенскими колдунами. Данная публика не часто афиширует свой интерес к объектам, и является в достаточной степени, информационно закрытой. Следует отметить, что далеко не всегда используемые данной группой лиц объекты можно отнести к культовым по объективным научным данным. Можно сказать, что священные места посещают очень разные люди с весьма разными целями.


Средневековый каменный крест установленный на месте бывшей в новгородское время церкви.

 - Откуда пришло ваше увлечение этой темой?

 - Интерес к теме возник из общего интереса к краеведению. Изначально, примерно в 1998-2000 гг. мне было просто интересно путешествовать и осматривать разные достопримечательности – крепости, усадьбы, пещеры, курганы. Но если про все эти объекты можно было найти литературу, то про древние сакральные места нашего края практически ничего доступного не было. Буквально отрывочные сведения, разбросанные по разным источникам. Именно это стимулировало интерес и изучение культовых камней. Хотя если обобщить, то здесь, как наверно и в любом другом исследовании, можно сказать, что, постигая мир, мы постигаем себя.

 - За прошедшее время менялся ли ваш взгляд на изучаемые объекты?

- Менялся и довольно сильно. В самом начале казалось что на изучение культовых камней в Лен.области уйдет максимум год-два, что для полного понимания вопроса будет достаточно прочитать научные публикации А.В. Курбатова, А.А. Панченко, С.Н. Ильина… и соотнести прочитанное с собственными наблюдениями. Через те самые год-два стало ясно, что научный подход далеко не всеобъемлющ и не может объяснить множество фактов. Например, нет смысла изучать культовые камни в отрыве от часто составляющих с ними комплексы родников, рощ, отдельных деревьев и пр. Нет никакого научного объяснения разным наблюдаемым на некоторых священных местах феноменам. Т.е. подход трансформировался в комплексный, учитывающий разноплановые факторы – археологические, фольклорные, ландшафтные, религиозные, результаты приборных исследований, субъективные впечатления и пр. Однако и у этого подхода есть минус – собранная разнообразная информация порой не позволяет собрать единую картинку того или иного места, например одни данные могут противоречить другим. Изучение сакральных мест это зачастую своеобразный кубик Рубика, головоломка. На изменение взглядов на изучаемые места могут влиять разные факторы. Например, на определенном этапе на пересмотр ранее выработанных взглядов повлияли два момента – знакомство с вышедшей у нас работой по священным местам английского исследователя Пола Деверо и одна, внешне непримечательная, поездка со специалистом по биолокации В.Н. Сочевановым. Из современных русских исследователей, идеи которых оказали существенное влияние, назову В.В. Рябикова и М.Е. Кулешову. Вполне подозреваю, что моя точка зрения на изучаемые объекты будет меняться и в будущем, т.к. было бы странно зациклиться на собственных ранних идеях. Вообще эта тема развивается очень динамично.


Чашечный камень у д.Ольховка

- А были ли тупиковые направления в Ваших исследованиях?

- Естественно были, наверняка есть и сейчас. Работа над ошибками это такое же важное дело, как и анализ работ предшественников, одно из важных правил любого исследования. Так изначально я по инерции относил к древним культовым объектам каменные лабиринты, сейчас, рассмотрев вопрос детальнее, не нашел ни одного довода в пользу их сакрального значения и древности. Другой пример, камни с желобами, в 2006-09 гг. также считал их скорее древними культовыми объектами, по аналогии с европейскими подобными камнями. Однако сейчас, собрав больше сведений о них, уверенно можно сказать, что большая часть желобов у нас является следами распиловки камней для строительства, скорее всего в 19- нач.20 вв.

 - В одной из ваших книг упоминается сакральная география, что это применительно к Ингерманландии?

- Сакральная география это взаимосвязь особенностей ландшафта с культовыми объектами. Само это понятие получило распространение относительно недавно, примерно тогда когда была выявлена преемственность христианских святынь от языческих капищ. Т.е. одни и те же священные места издревле выделялись людьми. В последствии понятие сакральной географии было дополнено изучением комплексов древних культовых объектов, их соотнесением с ландшафтом и выявлением закономерностей в их расположении. Например, в свое время много шума на Западе наделала знаменитая теория «лей-линий», линейных закономерностей в расположении некоторых священных мест – такие «линии священных мест» могут тянутся на десятки километров, есть они и у нас, но трактовки у них весьма субъективны, от случайных совпадений до неких неведомых нам пока структур Земли, тектонических разломов и пр. Интересно, что в некоторых случаях с подобными линиями связан фольклор о неизвестных подземных «ходах» или «туннелях», соединяющих разные ключевые точки, при этом существование этих «ходов» ничем не подтверждается и часто противоречит логике, но такой фольклор есть и у нас в области, например в Гатчинском и Ломоносовском районах.


Современное состояние Ильешского места

 - Изучение древних сакральных мест это наука или эзотерика?

- Наука и эзотерика лишь две точки зрения на один и тот же объект. Если подходить объективно, то нужно учитывать все факторы, или просто наибольшее их количество, хотя в современной эзотерике много шарлатанства и информацию нужно «фильтровать» здравым смыслом.

 - Есть ли у нас мегалиты?

- Объектов, аналогичных известным в других местах Европы мегалитам, у нас нет и вероятность их обнаружения, за исключением единичных случаев, крайне мала. Для себя я считаю мегалитическую тематику закрытой.

 - Какие загадки хранят древние почитаемые места?

- Наверно здесь в первую очередь стоит упомянуть некоторые странные природные феномены или совпадения. Например, есть один любопытный камень, про который нам сказали – как только к нему идет человек, начинается дождь. Когда мы к нему пошли,  именно так и случилось – пошел дождь, который прекратился, как только мы вышли из леса, в котором этот камень. Вот что это? Случайное совпадение или какой-то непонятный природный эффект? Я не знаю. Подобные суеверия связаны со многими сакральными местами, где-то видят призраков, где-то исцеляются, где-то еще что-то происходит. Еще пример, есть пара интересных камней, после посещения одного из них  людям снятся вещие сны, а нахождение на другом раскрывает творческие способности. В других местах фиксировались странные эффекты, связанные с изменением радиационного фона. То есть кое-где и приборы фиксируют странные вещи. Исцеления паломников на священных местах тоже отдельная тема, некоторые святые источники славятся как целебные, и тому есть подтверждения. В чем здесь причина? Неизвестные природные факторы или самовнушение верующих в волшебную силу священных мест? На мой взгляд, самая большая загадка сакральных мест это сам человек. Во многом взаимодействие человека с сакральным местом еще является малоизученной темой. Исследуя сакральные места, мы исследуем не только природу, но и самих себя. Феномен сакральных мест это в большей степени феномен человека, чем природы. 


Северные каменные лабиринты при объективном рассмотрении оказываются не такими уж и древними и священными.

 - Какие на ваш  взгляд самые таинственные и интересные сакральные места  Ленинградской области?

- Я бы в их числе назвал в первую очередь подводные каменные круги на дне Ладоги и каменные лабиринты на островах Крутояр и Южный Виргин, очень спорные и любопытные  объекты. Остров Гогланд, во многом уникальное место, не имеющее аналогов в Балтийском море, единственное в Лен.области место, где сохранились фольклорные сведения 19 века о почитании т.н. «сейдов» - спорных и дискуссионных объектов, представляющих собой валуны, приподнятые на несколько каменных опор. Очень непростой объект гора Кирхгоф, крайне любопытное и специфическое место в Ломоносовском районе. На Ижорской возвышенности назову Ильеши, место где было явление иконы Св. Параскевы Пятницы (икона ныне она хранится в Александро-Невской лавре). До переворота 1917 года Ильеши были целью многолюдных паломничеств, но в 1961 году часовня и почитаемый камень были уничтожены коммунистами. Что, впрочем, не остановило людей, «свято место пусто не бывает» – сейчас почитание перешло на другой валун. Несмотря на разрушение, Ильеши уникальное место для исследования взаимодействия человека с подобными священными местами, здесь сейчас, как и раньше празднуется Ильинская Пятница, съезжаются паломники. На Карельском перешейке назову Ольховку – крупнейшее  в европейской части России скопление камней чашечников, загадочных и во многом непонятных валунов с высверленными в неведомые времена чашевидными углублениями.

 - Каково на ваш взгляд будущее природных священных мест  и их изучения?

- К сожалению, есть проблема сохранности многих мест. Например, вышеупомянутый комплекс культовых камней в Ольховке пару лет назад чуть было не попал под застройку коттеджами, да и сейчас там ситуация остается не до конца ясная. И это не смотря на то, что этот памятник давно числился как археологический объект. Проблема еще и в том, что нельзя сохранить объекты подобные сакральным местам вне их ландшафтного окружения, без него они часто теряют смысл. Утрата природных сакральных мест несомненно нанесет непоправимый ущерб культурному ландшафту Лен.области. Но сохранять сакральные места имеет смысл, сохраняя связанные с ними традиции, например того же народного православия, без этого это будут «мертвые» памятники. Живые традиции это очень важный момент.

Если говорить о будущем исследования сакральных мест, то здесь тоже надо отметить некоторые проблемы. На данный момент есть некоторый «кризис» в их изучении, так археологи признают бесперспективность раскопок у культовых камней в Ленинградской области, этнография на местах скоро станет бесполезной, поскольку уже сейчас сложно найти старожилов, которые бы что-то знали даже о довоенных временах, не говоря уж о докоммунистических. Но в этом кажущемся кризисе есть и основания для новых направлений, вне всякого сомнения, этнографы начнут изучать отношение современных людей к старым сакральным местам и феномены возникновения новых почитаемых мест. По сути все рано или поздно сведется к тому, о чем я выше и сказал, взаимодействию человека и места без разных религиозных, национальных и «традиционных» фильтров. Также вероятно будут продолжены попытки приборного исследования феноменов связанных с некоторыми сакральными местами, впрочем, оценивая опыт зарубежных коллег, не думаю, что в этом будут особые успехи. При этом наиболее перспективным направлением, на мой субъективный взгляд, станет психология, именно изучение особенностей взаимодействия человека с сакральными местами может раскрыть многие современные «тайны» и «загадки» этих мест и возникновения культов.

Вячеслав Мизин специально для Merjamaa.ru

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 3013 | Добавил: merja | Теги: камень следовик, Язычество, финно-угры, капище, урочище, славяне, краеведение, народное православие, камень чашечник | Рейтинг: 4.9/11
Всего комментариев: 3
avatar
1
3
Камни,пещеры,родники,деревья,рощи ... как интересно жили наши предки ))
avatar
0
2
Без психологии здесь никак,да и смысла никакого
avatar
0
1
Очень интересный взгляд на вопрос. Мне импонирует. Ведь действительно каждый приходящий к камню оставляет там частичку себя. Думая об
исцелении, например, тысячи людей "заряжают", так сказать, место)
Недаром говорят, что икона или место намолены, т.е. заряжены
человеком...здесь есть над чем поразмыслить
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь финно-угорский субстрат Merjamaa Меряния вепсы История Руси суздаль меряне владимир история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра священный камень народное православие антропология россия Чухлома москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново реэтнизация капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро мордва Залесская земля мерянский мир великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2263
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 827
Статистика
Яндекс.Метрика