Пятница, 19.10.2018, 09:38 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Соседи

Главная » 2010 » Апрель » 26 » Священные рощи Мари
10:48
Священные рощи Мари

Священная Роща в Мари Эл

Московиты долго крестили и славянизировали финно-угров: эрзю, коми, удмуртов, карел и все они вступили в тесный контакт с Москвой, и стали неотъемлемой её частью. Они усвоили христианскую религию и язык колонизаторов. И лишь один из этих народов до конца так и не покорился московитам — это были луговые марийцы.

После взятия Москвой Казани они сопротивлялись едва ли не дольше, чем сами булгары. Бежали в Уральские горы, как спустя сто лет староверы. Для марийцев язычников московская христианская культура была враждебна и чужеродна, и благодаря своему упорству в "отторжении" они сохранили множество собственных  уникальных черт. В марийских деревнях до сих пор некоторые старики ходят в народных костюмах, до 20-30-х годов были живы традиции, утраченные к тому времени финно-уграми почти повсеместно. Но главное — и в 21-й век марийцы вступили язычниками. Точнее, сами они определение "язычество" не признают и очень обижаются, и религия их называется Марийской Традиционной Религией или "Чимари". И почти нигде более в Европе в наше время не увидеть настоящих, не прерывавшихся никогда исконных молений Родным Богам в Священных рощах....

Типичная Священная роща, или Кюсото — круглая, чистая, старая. В Марий Эл таких осталось около 500, и когда едешь по дорогам республики, постоянно видишь их — в Марий Эл Кюсото встречаются гораздо чаще, чем православные церкви. В таких рощах молятся высшим богам — Кугу-Юмо, Мланде-Ава и другим.

Были и более простые молельни — тошто-кереметы, то есть алтари низших духов, кереметей. Кереметь — это по сути "нечисть", "нежить", слуги темного бога Керемета. Не знаю, уцелели ли такие молельни в республике, но одну можно увидеть в музее:


Тошто-кереметь

А в домах многие марийцы вместо икон держали деревянных богов:

Впрочем, чаще не "вместо", а "вместе" — насильственная христианизация дала о себе знать,  лишь 10-15% марийцев являются чистыми чимари, при этом около 60% — двоеверы. В свое время под угрозой расправы марийцы формально принимали христианство, формально ходили в церковь, но при этом совершали обряды в Священных рощах. Со временем двоеверы пришли к выводу, что Кугу-Юмо и Бог Единый — это одно и то же, только в кюсото и церквях на него смотрят  "с разных сторон". Чистых православных среди марийцев немного, а также есть некоторое количество мусульман (результат контактов с татарами).

Ряженые на колядование:

Особую роль в двоеверии сыграла секта Кугу-Сорта, существовавшая в конце 19 века. Название это переводится как "Большая Свеча", и представители этой секты совершили попытку соединить христианство с чимари — то есть как бы создать особый вид христианства. Они чтили и Бога Единого, и Кугу-Юмо, отказались от жертвоприношений, заменив их сжиганием хлеба, и главным элементом их молебна была огромная свеча (до пуда весом) с несколькими фетилями, которую они зажигали и у которой молились. Здесь о Кугу-Сорта можно прочесть подробнее. Однако объединения конфессий не произошло — пришли коммунисты и разогнали всех... 

Молебен Кугу-Сорта.

Уникальной была и народная, сельская культура марийцев. Например, нас несказанно потряс следующий сюжет — девушка, трубящая в трубу.

Что это была за труба и для чего в нее трубили? Оказалось, долгое время существовал обычай: когда девушке пора было выходить замуж, она трубила в специальную трубу, голос которой был хорошо узнаваем — и во всех окрестных деревнях знали: появилась новая невеста. Я не знаю аналогов этого обычая (сейчас, конечно, он не существует).

Однако то, что можно увидеть в музее можно увидеть в живую, в реальной жизни...

 

В Марий Эл главное — не цветастые новостройки Йошкар-Олы, и не Юринская усадьба. Даже не Козьмодемьянск, если считать Горномарийский район. Главное достояние республики — это Священные рощи, или, вернее, уникальная культура марийцев - ведь в этих рощах все еще молятся древним Родным Богам.

Храм марийцев — Священная роща. О путешествии в такую Священную рощу, где протекал туня-кумалтыш — Всемирный молебен — расскажет сам Варандей, московский краевед и путешественник:

Для начала я расскажу о собственно Священных рощах, или кюсото. В республике их сохранилось около 500. Причина в том, что в советское время Священные рощи были низведены до просто участков леса, и были отнесены к "особо ценным". Вырублено было относительно немного Священных рощ, зато в нашу эпоху на них часто зарятся "браконьеры" (или не знаю, как это называется в лесной отрасли — словом, те, кто рубит лес нелегально). Такие выходки марийцы воспринимают как целенаправленную кампанию по удушению веры предков, но не стоит забывать, что и на Дальнем Востоке точно так же вырубаются заповедники.

Священных рощ в республике много — когда едешь по дорогам Марий Эл, постоянно видишь их то с одной, то с другой стороны. Кюсото стоят чаще, чем православные церкви в среднерусских областях.

 Располагаются такие рощи обычно скоплениями, причем образуют определенные фигуры: если соединить рощи прямыми линиями, чаще всего возникнет геометрическая фигура или древняя руна. В каждой роще молиться можно только 1 раз в год, причем молебны всегда совершаются при растущей Луне — никогда при убывающей.

Вот  экскурсия в "отдыхающую" Священную рощу:

Табличка на входе — в роще всегда очень много запретов:

 
 Здесь нельзя ломать ветки, убивать животных (не жертвенных), жечь костры (опять же, не ритуальные), справлять нужду, сюда запрещено заходить женщинам в известный период (во время месячных). Запрещено здесь, естественно, и пьянство, и мусор — и надо сказать, в рощах действительно поразительная чистота.

  Сердце Священной рощи —  Онапу, то есть дерево-алтарь, дерево-канал, по которому проходит энергия между людьми и Богами.


                                                         Сердце Священной рощиОнапу

Как мне объяснили, жрецы изначально выбирают именно онапу, и в зависимости от его силы очерчивают круг определенного диаметра — этот круг и становится Священной рощей. Изначально большинство рощ были внутри лесных массивов, но леса свели, а кюсото остались.

Вот, собственно, и все, что удастся увидеть, если ехать в Марий Эл, по Священным рощам, наобум. Самое же интересное — это собственно процесс молебна. Кого попало марийцы на молебен не берут (тем более из-за пределов республики). Место молебна марийцы разглашать не любят, и только время его всегда известно заранее — на определенной фазе Луны.

Лично я вел переговоры о том, чтобы посетить молебен, с июня, да и найти тех, кто мне помог, удалось скорее по счастливой случайности. Молебны в Марий Эл проходят довольно часто, в среднем каждые выходные, однако наибольший интерес представлял молебен на Чумбылатовом камне 4 июля и Всемирный молебен (туня-кумалтыш) 5 октября. Первый я посетить не смог, так как у меня уже были билеты на Южный Урал, поэтому в итоге выбрал посещение Всемирного молебна. Иерархия молебнов довольно сложная, и Всемирный молебен, где молятся не только за всех марийцев, но и за всех людей мира, было положено проводить раз в 10 лет. Однако с 1991 года, когда кончились гонения на веру, его проводят ежегодно. Всегда в разных местах.

В этом году молебен проходил в деревне Нурсола (70км от Йошкар-Олы по дороге на Сернур) в Белой роще. Нас довезли туда на машине, и вот что мы там увидели...

Вот она — собственно Белая роща, наиболее крупная из всех окрестных рощ:

Где-то я видел термин "Соборная кюсото". В таких рощах, как эта, есть несколько онапу.

  Постороннему человеку на молебен надо ехать с сопровождением, так как в кюсото много правил поведения, которые нарушать не стоит. Есть места, куда нельзя заходить, есть допустимые и недопустимые действия. Меня в кюсото привела Ираида Степанова — эту женщину в Марий Эл знают, в музее или кюсото ссылка на нее не требовала пояснений. Ираида представила меня жрецам (по-марийски жрец называется "карт"), от которых я уже получил указания, что делать можно, а что нельзя.

Удалось мне поговорить с Александром Таныгиным — верховным картом марийской веры. Хотя я с ним говорил пять минут, этот человек оставил неизгладимое впечатление — настоящий жрец, почти что настоящий маг. Он предупредил меня:
— Вот сюда человек с НТВ приезжал, написал про нас грязь. Теперь нет его на свете. Смотри, если и ты про нас грязь напишешь — я тебя на том свете найду!


Естественно, он имел в виду не расправу, а божью кару. Увы, у Таныгина были все основания так сказать. Журналисты о происходящем в Марий Эл пишут или в духе "Вот, посмотрите кого наша преступная пиратская людоедская власть угнетает!", или в духе "Вот посмотрите, какое темное варварство в нашу эпоху!". И все же журналисты на молебне тоже присутствовали: съемочная группа с республиканского ТВ, и загадочные журналисты "Независимой газеты", которых я так и не увидел.

Вход в рощу. Раньше можно было входить в кюсото и выходить из него только через одни ворота, но сейчас это не соблюдается. На белом листочке — правила поведения в роще. Главное условие — чистота души и тела. Сюда нужно приходить, помывшись предварительно в бане (душ тоже можно), и нельзя приходить с "отрицательными мыслями" — как я понял, под этим термином имеются в виду наши "7 смертных грехов".

У Белой рощи мы высадились на рассвете, и первое, что я услышал — доносящееся из-за деревьев блеяние и гаканье. Первый этап молебна — жертвоприношение. Приносят в жертву животных: гусей, кур, коз, овец, а на туня-кумалтыш — одного жеребца. Выбирают животных не просто так: животное должно подать определнный знак, что именно его выбрали боги, повести себя определенным образом. И в роще стояли длинные-длинные очереди людей с гусями в мешках или корзинах — преобладали именно гуси. Однако жрецы в один голос запретили мне фотографировать кровь, поэтому с этого этапа фотографий не будет.

Само по себе жертвоприношение — зрелище, конечно же, не для слабонервных. Но если разобраться, ничего дикого в этом нет. С детства помню: когда я был ребенком и отдыхал на даче под Пермью, моя бабушка (женщина городская) держала там кур и свиней. Я видел, как этих животных забивают и потрошат, а потом ел их так же, как если бы мясо было куплено в магазине. И это было абсолютно нормально в сельской местности. Если мы считаем варварством Священные рощи — что же такое тогда скотобойни и птицефабрики?!

На самом же деле жертвоприношения в рощах бывают 4 видов, и о них я расскажу подробнее.


 А вот как роща выглядит изнутри, затянутая дымом жетвенных костров и паром жертвенных котлов:

 
 
 В целом жертвоприношение животных происходит так: их разделывают, и несъедобные части (кости, перья, шкуры) сжигают, а съедобные готовят. Ведь боги питаются не плотью, а духом, и главное здесь — дым и пар, который уходит к небесам.
 

Всего в роще молились 5 богам. Главный жертвенник в центре рощи принадлежал Тун Ош Кугу-Юмо, что означает Верховный Белый Великий Бог. То есть бог-творец, демиург.

Жертвенный хлеб — в начале молебна. К концу нашего пребывания в роще хлеба стало больше раза в три.

У северной опушки рощи располагался жервтенник Курык-Кугыза — "Горного Старика". Вокруг хвойные деревья, и онапу тут ель — Курык-Кугыз считается кереметом, то есть темным божеством, а таким богам молились у хвойных.

Жертвенный хлеб и полотенца — третья форма жертвоприношения. Жертвенник Курык-Кугыза — ближайший к опушке:

С западной стороны рощи располагался жертвенник Мер-Юмобога-покровителя марийцев, посредника между людьми и Кугу-Юмо.

Его жервтенник был вторым по величине после жертвенника Кугу-Юмо. Еще два жертвенника располагались с восточной стороны рощи: Шочын-Ава и Мланде-Ава. "Ава" — значит, богиня. Здесь молились о плодородии, о рождении и т.д.

Теперь  собственно о 4-х формах жертвоприношения. О жертвенных животных я уже рассказал:

Жертвенный хлеб просто лежит весь молебен у алтаря, а за молебном следует трапеза — и этот хлеб тоже съедают. Очень красивые трехэтажные блины, лепешки из творога — народная кухня. Но попробовать их мы уже не успели — надо было возвращаться в Йошкар-Олу, на поезд.

Обратите внимание на свечи — их зажигают во время молебна. Полагается самому слепить свечу из воска (не из парафина), и естественно, запрещается пользоваться церковными свечами. Особенно красивы эти свечи на ночных молебнах — такая традиция существовала со времен покорения Казани (и начала гонений на чимари), и закончилась лишь в 1990-е, когда народ "вышел из тени". В некоторых рощах (в частности,  Цепельской — некогда главной роще горных марийцев) эта традиция сохраняется.

Эта еда  выглядела очень аппетитной и вкусной. Это была НАСТОЯЩАЯ народная кухня: ресторанов марийской кухни в Йошкар-Оле нет, а если бы и были — это было бы совершенно не то. Но мы не успели. Жервтенная пища священна и неприкосновенна до конца молебна. Хотя ближе к середине дня многие ели и пили — но другую еду, принесенную с собой для себя, а не для богов. До конца моления эти блины и хлеб едят боги.

Еще одна очень странная традиция — жертвенные полотенца. Человек должен вышить такое сам и принести, и полотенца просто висят у жертвенника. Потом их возвращают владельцам. Однако марийская вышивка — это очень красиво.

Четвертая форма жервтоприношения меня сначала несколько покоробила: в роще, напротив жертвенника Кугу-Юмо, сидит особый жрец-казначей.

Он читает молитву, и на марийском, и на русском, когда оставляешь около него деньги. Репутацию "меркантильных кю" имеют обычно священники РПЦ, но у марийцев это поставлено на поток даже в большей степени. Однако для марийцев это нормально: ведь их богам вообще приносятся жертвы Такое жертвоприношение — наиболее простое и доступное почти каждому.

А так выглядит жрец, или по-марийски карт. Фотография сделана с любезного разрешения карта:

Одеты карты бывают по-разному, общая черта — войлочные шапки (у верховного карта Таныгина такая шапка еще и красная). Вообще, картов в Марий Эл не так много, учатся они друг у друга, чаще всего передавая навыки по наследству, из поколения в поколение. Для картов моление гораздо обширнее, чем действо в роще,  а кроме того, карт, нарушающий законы чимари, рискует потерять уважение и быть низложенным — хотя такое бывает довольно редко.

Надо рассказать и о "прихожанах" Священной рощи. Такого рода моления собирают до 3000 человек, на этом молении было как минимум несколько сотен.

Причем, что поразило меня и обрадовало - сюда приходят не только старики. Много людей молодых, много городских. То есть старики, конечно же, преобладают, но они преобладают и в православных церквях. В кюсото соотношения стара и млада примерно такое же, как в церкви. А это значит — вера живет!


Но все же наиболее колоритные персонажи в роще — бабушки, многие из которых носят народные костюмы. Скажем, вот эта очаровательная парочка:

Когда жертвоприношение закончилось, а моление еще не началось, люди здесь просто общались, и я ходил, слушал разговоры, участвовал в них. Я помню самых разных людей: артистку-марийку, приехавшую сюда из Башкирии (где находится вторая по величине марийская община), старика-чимари, который много и увлекательно рассказывал о жизни марийского народа на его памяти, мальчика — 11-классника из деревни Тоншаева в Шарангском районе Нижегородской области, где он хочет возрождать марийскую веру, министра сельского хозяйства республики Марий Эл, съемочную группу из Йошкар-Олы   — очаровательную журналистку и оператора, которые взяли у меня короткое интервью, хозяева крупнейших марийских сайтов, которые вычислили меня через поиск по блогам и уже ждали, карт, который объяснял мне, что слово "икона" по-марийски раскладывается на "ик она", т.е. "одна доска", другой карт — добродушный, веселый, которого я о чем-то расспрашивал... Были здесь люди из Башкирии, из Екатеринбурга — и только из Москвы было нас двое. Общались и по-русски, и по-марийски, но все же марийский язык здесь преобладал, и "по умолчанию" обращались друг к другу на марийском. Но и русским здесь все владели свободно, никакого языкового барьера не наблюдалось.

А за рощей простиралось поле, куда люди выходили отдохнуть от шума и дыма, погреться на солнышке. Около рощи был сеновал, где я успел даже поспать с фотоаппаратом в руке.

 

У людей был праздник. Это не было похоже на суровые и торжественные службы в христианских храмах и мечетях: люди просто пришли пообщаться с Богами, попросить их о чем-то, что-то им отдать, о чем-то договориться. И порой казалось, что под сводами Белой рощи среди людей ходят невидимыми для глаз Мланде-Ава, Мер-Юмо, Шочын-Ава, сам Кугу-Юмо...

После был сам молебен. Его текст каждый год сочинялся заново. Зажигались свечи, люди два часа молились, стоя на коленях, а за молебном должна была быть трапеза — но мы туда уже не успели. Туня-кумалтыщ началось около 7 утра, а закончилось лишь в 6 вечера, и мы были вынуждены уехать раньше времени — на поезд. Но молебен — лишь часть того, что мы увидели. И может, это сами боги или Сам Бог распорядились, что на молебне нам присутствовать незачем и священную пишу вкушать не стоит. 

Пейзажи вокруг. Марий Эл поражает еще и своей чистотой — чистейший, сладкий воздух, живые и здоровые деревья, прозрачная вода, поразительное малое количество мусора. И правда: для марийца чистота — неотъемлемая часть его веры.

Мне было искренне жаль прощаться с этой землей и народом мари — спокойным, доброжелательным, красивым и мудрым, немного печальным.

И еще раз хочу поблагодарить Ираиду Степанову, без которой ничего этого я бы не увидел. Может быть, я еще вернусь в Марий Эл — например, увидеть моление на Чумбылатовом камне…

И последнее: если я все же написал что-то не то, то вовсе не от враждебности, а просто по ошибке. Ведь очень много из того, что происходило здесь, не описано в научных книгах, а моя память склонна давать ошибки.

АВТОР МАТЕРИАЛА ВАРАНДЕЙ, московский краевед и путешественник.

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 6693 | Добавил: merja | Рейтинг: 5.0/5
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси меряне суздаль владимир история марийцы мари Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса озеро Неро краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство плес Дьяковская культура мещёра народное православие антропология Чухлома россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга нея Идентичность футуризм деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север Галич Мерьский иваново капище Ярославская область Московия Языкознание скандинавы Европа магия Этногенез коми Кром Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2466
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 1009
Статистика
Яндекс.Метрика