Четверг, 30.03.2017, 03:46 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2014 » Июль » 10 » Этнокультурная история сельского населения Костромской земли до Золотоордынского времени
18:17
Этнокультурная история сельского населения Костромской земли до Золотоордынского времени

Цель статьи – определение этапов и динамики освоения Костромского Поволжья, выявление этнической составляющей населения края в тот или иной период, установление причин и механизма проникновения на данную территорию славян, повлиявших на этнокультурную ситуацию в крае.

Первые поселения на территории Костромского  Поволжья мы наблюдаем с периода мезолита. Всего известно 30 стоянок, основная часть которых сосредоточена в  западных районах – вокруг  г. Костромы,  по р. Вёксе Галичской, у г. Солигалич. Группа стоянок находится в правобережье р. Вохмы, поблизости ее впадения в Ветлугу [1, с. 31, 39]. В период раннего неолита данную территорию осваивает население, по характеру керамики и ее ямочно-гребенчатой орнаментации, по составу и основным фор-мам кремневых орудий которого можно говорить о ее принадлежности к льяловской культуре. Культуры с ямочно-гребенчатой керамикой связывают с древнейшим финно-угорским населением [14,
с. 68]. Поздний неолит на территории Костромского Поволжья представлен так называемой галичской культурой, в конце периода появляются стоянки волосовской культуры, которую принято относить уже к энеолитической. Галичская культура принадлежала к племенам с гребенчатой керамикой, которые вообще считаются древним финно-угорским населением Восточной Европы [1, с. 59].

К памятникам эпохи энеолита или меднокаменного века в Костромском Поволжье относятся 8 памятников [1, с. 63, 68]. В лесной зоне Восточной Европы начало бронзового века принято связывать с появлением фатьяновской культуры, принадлежащей большой культурно-исторической общности, объединявшей население культур шнуровой керамики и боевых топоров. В перечне памятников Костромской области около 20 могильников этого
времени [6, с. 59]. Начиная со второй половины II тыс. до н.э. в лесной зоне начинают возникать поселения с так называемой сетчатой или текстильной керамикой. На территории Костромского Поволжья памятников финальной бронзы известно более двадцати. Возникшая в позднем  неолите в Костромском крае культура гребенчатой керамики продолжает традиции среднего неолита. Результатом явилось образование культуры ранней сетчатой керамики, сочетающей традиционные черты позднего неолита и фатьяновской культуры [1, с. 83].

В I тыс. до н.э. происходит дальнейшее выделение отдельных этнокультурных регионов. В ареале культуры сетчатой керамики выделяется локальная культура, располагавшаяся в Верхнем Поволжье, включая Костромское Заволжье, Волго-Окское междуречье, – дьяковская [13, с. 87–89].

В V–VII вв. в Поволжье складываются этнические общности известных в будущем финских народностей. О мордве и мери впервые упомянул в VI в. историк Иордан, описывая события времен готского вождя Германариха (IV в.). Есть основания полагать, что меря в эпоху Иордана жила южнее той области, в которой ее застала летопись, – где-то поблизости от мордвы [7, с. 19–22].

Для последующего времени археологические источники подтверждают географию расселения финноязычных народов Поволжья, отображенную в «Повести временных лет»: «На Белоозере седять весь, а на Ростовском озере меря, на Клещине озере меря же. А на Оце реце, где втечет в Волгу мурома языкъ свой, мордва свой язык и черемиса свой язык» [9, с. 13]. Уточненные сведения последних лет позволяют значительно расширить территорию обитания мери. Эта территория охватывала большую часть Волго-Клязьминского междуречья и Костромское Поволжье [2, с. 69].

Возникшее во второй половине IХ в. Древнерусское государство объединило в своих границах земли,  занятые разноплеменным населением.

Первые упоминания о Костромском крае, точнее о его городских центрах, относятся к началу ХIII в. Появление редких городов ознаменовало изменение политического статуса региона. Одновременно с этим происходит сложение качественно новой системы сельского расселения, документированной распространением курганных могильников и связанных с ними поселений [12, с. 53].

В Костромском (и Ивановском) Поволжье выделяются три территориальных скопления курганных могильников, между которыми находятся зоны, лишенные их.

Первая группа располагалась в западной части костромского течения р. Волги и условно названа Е.А. Рябининым Костромской или западной, – 150 курганных групп, включающих 1800 насыпей.

Второе скопление (Колдомо-Сунжинская или Центральная группа) существовало ниже по Волге. Здесь насчитывалось 96 погребальных памятников, составляющих 1 тыс. курганных насыпей.

Эту территориальную группу отделял от Костромской почти 30-кило-метровый участок.

Третье скопление (Кинешемская или восточная группа) отмечалось в окрестностях г. Кинешмы и насчитывало 21 курганную группу, включающую около 200 насыпей [12, с. 56–78].

Выделяются два пути освоения Костромского Поволжья древнерусским сельским населением.

В первую очередь, это выходцы из «низовских» земель, то есть из земель Ростово Суздальского (Владимирского) княжества, в состав которого входит и Костромской край. Освоение проходило из бассейна р. Нерли Клязьминской и междуречья Нерли и Уводи.

Верховья последней, в свою очередь, близко подходят к истокам р. Солоницы, которая впадает в костромской отрезок р. Волги. Первый путь был восстановлен по компактным группам могильников.

Второй путь идет со стороны северо-западных земель с новгородско-псковских территорий. Появление новгородцев отмечено археологическими памятниками Х–ХIII вв., известными на левых притоках Волги: Медведице, Мологе, Шексне, Колпи, Суде.

Лексическая зона, кроме археологического материала, отражающая появление новгородцев, охватывает течение р. Костромы и бассейны Галичского и Чухломских озер.

Некоторые следы новгородского языкового влияния прослеживаются и на остальной части Костромского Поволжья, но лишь в отдельных элементах, при господстве лексики, сложившейся на основе ранних владимирских (ростово-суздальских) говоров [8, с. 90].

Преобладающие в западном регионе культуры костромских курганов – насыпей с каменными обкладками основания – могут быть связаны с традициями населения Северо-Запада.

О проникновении в окрестности г. Костромы выходцев из Новгородской земли свидетельствует вещевой материал погребений. Именно здесь сконцентрирована подавляющая часть ромбощитковых височных колец «новгородского типа». Еще более отчетливо связи Костромского региона с северо-западом Руси доказывает представительная серия изделий прибалтийско-финского происхождения – вертикальные игольники, фибулы карельского типа и т.д. Судя по распространению курганов с каменными обкладками и характерных украшений, потомки новгородцев могли проникать и ниже по течению р. Волги.

Характерные признаки новгородских  бытовых предметов, с некоторыми территориальными отличиями, прослеживаются в материалах  селища Вёжи, в слоях периода конца ХIV–ХVII вв. Завидное сходство присутствует в кожевенном и сапожном ремесле при изготовлении поршней, мягких туфель, полусапожек, сапог, кожевенных  рукавиц [4, с. 70–84].

Сравнительный анализ техники строительства построек, как жилых, так и хозяйственных, дворовая застройка [3, с. 67–121] – все это делает возможным констатировать схожесть,
а возможно, и преемственность с техникой домостроительства новгородских и прибалто-финских земель.

Сопоставление вещественного комплекса, характера построек и др. с материалами новгородских исследований дает право предполагать, что Вёжи изначально могло быть основано как форпост новгородских переселенцев в мерянских землях [5, с. 222–248].

Отдельные типы прибалтийско-финских по происхождению украшений довольно равномерно распределены во всех районах. Но это изделия, которые производились по привозным образцам.

В результате их заимствования этнически смешанным населением (волжские и прибалтийские финны) они приобрели здесь «вторую жизнь», превратившись в элементы собственно костромской народной культуры.

В большинстве погребений выходцев с Северо-Запада собственно новгородские типы изделий постоянно сочетаются с формами, характерными для финских племен Новгородской земли.

Такая картина может свидетельствовать о продвижении в Поволжье не из коренных славянских земель Великого Новгорода, а с их окраин.

Это могли быть северные и восточные территории,  такие как летописный Бежецкий ряд и Обонежье. В колонизационных процессах участвовали и отдельные группы ижоры и корелы – предки современной ижорской и карельской народности [1, с. 173].

О духовных представлениях и верованиях населения Костромского Поволжья ХI–ХIII вв. повествует богатый курганный материал, в котором отразились как господствовавшие в то время языческие представления, так и начальное распространение в сельской среде элементов христианской религии. С уходящими в глубокую древность традициями связаны многие погребальные особенности костромских курганов. Это и являвшиеся явным пережитком уже в ХI в. погребения по обряду сожжения, и не типичная для христианского ритуала направленность погребенного головой на север, юг или восток, а также захоронения в необычной позе.

Не все такие обрядовые черты поддаются однозначному объяснению, но их дохристианские истоки не вызывают сомнений. То же относится и к обычаю захоронения умерших с орудиями труда, оружием, глиняной посудой с пищей. По представлению современников, умерший  в потусторонней жизни нуждался в вещах, которыми он пользовался в повседневном быту.

Христианская религия медленно распространялась среди сельских обитателей Северо-Восточных земель. Так, на протяжении всего ХI в. даже в ближайших окрестностях столицы Северо-Восточной Руси – Ростова, где находился центр епархии, обитали язычники, «упорные и дикие». К язычеству здесь особенно была привержена «заблудшая чудь» (меря), от рук которой погиб ростовский епископ Леонтий.

Его приемник Исайя и живший в то же время архимандрит Авраамий Ростовский в последней четверти ХI столетия вынуждены были насильно обращать жителей Ростова в христианство, предавая огню их молитвенные места и строя церкви. Пример таких действий в описании построения церкви св. Власия в «Сказании о построении града Ярославля».

Проникновение христианской идеологии в финно-язычную среду населения Костромского Поволжья на данном этапе фиксируют археологические источники.

Так, в кургане у д. Исаево встречено погребение ребенка, на шее которого находился крестик, слева, у пояса – нож. В кургане второй группы д. Боровиково в колоде был захоронен взрослый мужчина с нательным крестом на шерстяном шнурке и бронзовым перстнем на руке.

Такое самостоятельное использование религиозных символов свидетельствует о том, что под искусственными насыпями погребены христиане. Примечательно, что ребенок был положен головой на восток, а мужчина – на север. Скорее всего, в этом случае мы сталкиваемся с фактом первого этапа христианизации населения, когда отдельные представители сельской общины воспринимают идеи новой религии, но хоронят их сородичи, стойко сохраняющие старые языческие традиции [12, с. 124].

Не известно, как бы в дальнейшем стал протекать эволюционный процесс культуры Костромских курганов, не будь он резко и неожиданно прерван в результате какого-то сильного потрясения, изменившего весь уклад жизни средневековых обитателей края.

Подобным событием многие исследователи склонны усматривать монголо-татарское
нашествие 1238 года, в ходе которого завоеватели «полонили все грады на Волге», дойдя до Галича Мерьского.

На пути их следования оказалось большинство селений с курганными кладбищами, тяготевшими к берегам Волги. «Страшный монголо-татарский погром, уничтожение деревень и передвижка населения способствовали разрушению старых традиций, замене их новыми. Была полностью разбита  еще сохраняющаяся замкнутость “чудских” региональных миров с их системой консервативных – языческих верований» [12, с. 125].

Библиографический список:

1. Археология Костромского края / под ред. А.Е. Леонтьева. – Кострома, 1997. –276 с.
2. Голубева Л.А. Меря. Мурома. Мещера. Мор-два. Марийцы // Финно-угры и балты в эпоху средневековья / Археология СССР. – М., 1987. – С. 107–115.
3. Кабатов С.А. Сельские поселения Костромского Поволжья ХIII–ХVII вв. (по археологическим данным): Дис. … канд. истор. наук. – Йош-кар-Ола: МарГУ, 2004. – 329 с.
4. Кабатов С.А. Кожевенное ремесло Костром-ского Поволжья ХIII–ХVII вв. // Вестник Костром-ской археологической экспедиции. – Кострома, 2006. – Вып. 2. – С. 70–84.
5. Кабатов С.А. Памятник русского средневе-ковья Костромского Поволжья – селище Вёжи // Археология Подмосковья: материалы научного се-минара. – М.: РАН Институт археологии, 2010. – Вып. 7. – С. 222–248.
6. Крайнов Д.А. Волосовская культура // Эпоха бронзы лесной полосы СССР / Археология СССР. – М., 1987. – С. 10–28.
7. Леонтьев Е.А. Археология мери (к предысто-рии Северо-Восточной Руси). – М., 1996. – 272 с.
8. Мельниченко Г.Г. Некоторые  лексические группы в современных говорах на территории Вла-димиро-Суздальского  княжества  XII  –  нач. XIII вв. – Ярославль, 1974.
9. Повесть временных лет: текст и перевод. – М.; Л., 1950. – Ч. 1.
10. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. – М.: София, Гелиос, 2002. – Изд. второе, испр. – 592 с.
11. Рыбаков Б.А. О двух культах русского фео-дализма // Ленинские идеи в изучении истории пер-вобытного общества, рабовладения и феодализма. – М., 1970. – С. 28.
12. Рябинин Е.А. Костромское Поволжье в эпо-ху средневековья. – Л., 1986. –318 с.
13. Смирнов К.А. Проблема периодизации па-мятников Городецкой и дьяковской культур // СА. – 1994. – №4. – С. 8–97.
14. Янис Л.Ю. К вопросу об этнической при-надлежности неолитического населения территории Эстонской ССР // Вопросы этнической истории эс-тонского народа. – Таллин, 1956.

Автор: Кабатов Сергей Александрович, кандидат исторических наук.
Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

Источник: Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова  № 1, 2013

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 1525 | Добавил: merja | Теги: Язычество, субстрат, финно-угры, славяне, христианство, дериват | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 5
avatar
1
5
почему, Русь изначально была мультиэтничной. Рюрика призвали финно-угорские племена, балты и словене. Российские археологи основываясь на открытиях последних 30 лет утверждают что финно-угры в центре России (Ростов Великий, Кострома, Суздаль, Переславль) самостоятельно участвовали в строительстве Древнерусского государства почти без участия славян.
avatar
-1
4
еще один ученый , про финнов запел .
avatar
0
3
а лапки утиные ибо утка плавает,ходит,летает и считалась священной птицей у финно-угорских племен и славян.
avatar
1
2
язык не показатель. Половина Африки говорит по французски, часть по английски, индейцы, негры, метисы и креолы Центральной и Южной Америки говорят на испанском и португальском языках. Это все языки индоевропейские, как и славянский, но являются ли негры и индейцы индоевропейцами? Не являются.
avatar
-1
1
разве у России финно-угорские корни? Если так то все славяне финно-угры. Россия - это тоже славяне, только они расползлись как англичане по миру, но только по азии
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь финно-угорский субстрат Merjamaa Меряния вепсы История Руси суздаль меряне владимир история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра священный камень народное православие антропология россия Чухлома москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново реэтнизация капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро мордва Залесская земля мерянский мир великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2265
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 829
Статистика
Яндекс.Метрика