Четверг, 29.06.2017, 10:28 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2013 » Январь » 21 » Ливы. Финно-угорская загадка Латвии
11:36
Ливы. Финно-угорская загадка Латвии
http://mariuver.files.wordpress.com/2011/07/liiv_dom.jpg

В 70 километрах от Риги на берегу Даугавы живут потомки одного из самых воинственных финских племен — ливов, которые в далеком прошлом управляли этой землей, совершали магические ритуалы, посылали своих ведьм в ступах в Турайду и бранились с земгалами, селившимися в своих крепостях через реку. Лишь им дано знать истинное будущее, когда поднимется из вод озера Буртниеку древний замок Лаймдоты, а над Даугавой вновь будет слышна песнь утеса Стабурагс…
 

 
Многие в Латвии совершенно незаслуженно называют ливов латышами. А ведь они другие, и даже ливский язык, носителей которого здесь осталось всего ничего, по произношению близок к эстонскому и финскому, а по написанию — удмуртскому, марийскому, мордовскому. Ливы, бесспорно, — одна из самых больших загадок Латвии. Более 5000 лет назад их предки пришли к берегу Балтийского моря с северо-востока...
 
http://mariuver.files.wordpress.com/2011/07/zoja_sile1.jpg

 

Вот уже много лет изучает и популяризирует традиции своего народа филолог Зоя Силе (Zoja Sīle), которая в свое время и азбуку ливского языка издала, и немало научных публикаций подготовила. Сейчас она работает в Этнографическом музее: проводит все дни на ливском хуторе около рыбацкой деревни на берегу озера Юглаc. Там она и встретила корреспондентов «Вести Сегодня».

 

Последняя из ливов

 

Этот ливский хутор «Делини» здесь построили 40 лет назад. 31 июля будут отмечать дату, когда в музей перевезли настоящий дом ливского рыбака, амбар, хлев, загон для скота и прочее, причем все настоящее, из курземского поселка Лужня. Этнографы предварительно пометили цифрами каждое бревно хутора, а потом доставили все к берегу озера, чтобы собрать деревянные строения максимально точно! На праздник приедут люди, которые помнят этот хутор, еще стоявший на ливской земле. Придет на торжество и дама уже весьма почтенного возраста — Аусма Эрнестовска, которая в детстве часто бывала на этом хуторе, где помогала своему дяде пасти коров.

 

Принимать гостей будет Зоя Силе, которую совершенно заслуженно называют главным ливом Латвии. Она первая в стране написала азбуку родного языка, выпустила пособие, украшенное рисунками традиционного орнамента, списанного с варежек, хранившихся в разных музеях страны. Зоя Ивановна подробно изучила и традиционный ливский костюм, что вообще многие краеведы считали невозможным. Долгие годы она собирала фольклор своего народа, участвовала в краеведческих экспедициях вдоль побережья Курземе и за границей, например, в России, старалась создать для школ систему преподавания ливского языка, устраивала научные конференции.

Файл:Ливский 
берег.jpg
Традиционное занятие ливов — рыбалка

 

Но для кого она все это делает и по сей день? Ведь настоящих–то ливов в Латвии и нет уже почти… В мире осталась лишь одна женщина, для которой ливский язык родной на все сто процентов. Ее зовут Гризелда Кристиня, ей 101 год, и живет в… Канаде. Недавно у нее гостил канадский лив Роберт Фреймут из села Саунага (оттуда же и Зоя Силе), уже много лет изучающий традиции и язык своего народа. Еще в Латвии есть группа молодых людей, которые считают себя вполне полноправными ливами: не только учат язык, но и в быту между собой на нем общаются — вплоть до того, что даже sms–сообщения по мобильному телефону пишут на ливском. А вообще, по словам Зои Силе, людей, всерьез изучающих ливский, в Латвии осталось человек двадцать.

Файл:Liivi.jpg
Ливы на Ливском берегу.

 

И наших ливов понимают не только их близкие языковые родственники из Эстонии и Финляндии, но даже жители отдаленных регионов России — из Коми, Карелии, Ханты–Мансийска. Общих слов у финно–угров немало, например, члены семьи («иза» — отец, «ема» — мать), одни числа и названия частей человеческого тела. Между прочим, одна часть тела перекочевала и в латышский язык: «селга» — «спина». Правда, в латышском языке «селга» — место, где море сходится с небом. А ливы говорили «селга» не только когда речь шла о спине человека, но и «спине морской» — той самой, где линия горизонта.

 

По спецпропуску в Курземе

 

— Сейчас мы стараемся поддерживать ливскую культуру в Латвии, но носителей языка почти не осталось. Что касается меня, я ведь не на сто процентов лив — у меня папа русский. Хотя язык я действительно впитала с молоком матери! — говорит Зоя Ивановна. — Мама с детства говорила со мной по–ливски, рассказывала, как жили люди до Второй мировой войны в Курземском крае, как рыбу в море ловили и на лошадях вдоль побережья ездили. И все это очень впечатляло! А уже на филфаке ЛУ я в процессе изучения балтийских языков всерьез занялась сбором материала о родном этносе. Меня подтолкнуло и творчество созданного в 1972 году ансамбля Liulist, исполнявшего песни исключительно на ливском языке…

 

В то время я специально получила пропуск в МВД, чтобы можно было свободно перемещаться по закрытой пограничной зоне близ морского курземского берега. И в итоге написала научную работу «Лексика жителей рыболовецких сел в окрестностях Дундаги». Было очень интересно, поскольку тогда там не просто еще сохранились люди, владеющие ливским, но и латыши в Курземском крае говорили на своеобразном наречии — с элементами финно–угорского языка. Но теперь, увы, для основной массы ливов родной язык — латышский. А ливский вроде иностранного… И верю, что моя судьба — помочь ливам вспомнить, кто они есть на самом деле! У нас же не только язык и особые традиции, но даже флаг есть — символическое изображение мыса Колки.

 

В начале 90–х Зоя Ивановна с единомышленниками стала добиваться через всевозможные инстанции, чтобы в Курземе создали охраняемый государством ливский культурно–исторический заповедник (по примеру Карелии, где есть заповедник саамов в Панаярви). В 1993–м удалось реализовать идею: на большой территории взяли под защиту не только природу, но и все, что связано с ливским этносом. Зоя Силе выступала и за развитие в крае «дружественного среде туризма». Правда, этот заповедник просуществовал лишь до конца 1990–х, а потом сократилось финансирование.

 

— Очень печально, ведь раньше мы получали деньги на изучение истории народа, на экспедиции, газету Liuli, летние детские лагеря для ливов и прочее, прочее… К слову, в этом году все же планируется, что ливский детский лагерь в Курземе будет, хотя и заповедника нет… Хотя и в то время нашу работу никто толком не ценил. Мы–то думали, будто несем благо, а людей все это не шибко интересовало. Оно и понятно, в регионе была сплошь безработица, крупнейшие рыбоперерабатывающие заводы закрылись. А тут мы, понимаешь ли, столичные интеллигентики, явились, о культуре и истории рассказываем, — вспоминает Зоя Силе.

 

Уральские переселенцы

 

http://mariuver.files.wordpress.com/2011/07/liiv_dom1.jpg

И все же кто они — ливы? В начале азбуки AB rOntOz Зоя Ивановна рассказывает историю народа. Считается, что финно–угры пришли на территорию, позже названную Латвией, с Урала, расселились вдоль Даугавы, Гауи и, конечно, по берегу моря. Впервые упоминание этнонима встречается в XII веке в «Летописи Нестора», потом — в «Хрониках Генриха». Из этого источника можно узнать: в XII веке, когда ливы были язычниками, до прихода крестоносцев, ими правил Каупо. Он был вроде короля ливов. Хотя слово «король», наверное, и не совсем точное, тем не менее Каупо обладал реальной властью, и его принимал сам Папа Римский.


Памятный обелиск Каупо из Турайды
 

— Каупо называют «предателем ливов», но можно поспорить. Да, он отказался от язычества и стал христианином. Однако христианство — это не шаг назад, оно несло прогресс. Возможно, Каупо был как раз значительно выше в своем развитии остальной части ливов, — полагает Зоя Ивановна. — Но потом на протяжении длительного исторического периода о ливах в письменных источниках не упоминается. Только в 1846 году к ливам приехала первая научная экспедиция из Санкт–Петербурга. Ученые узнали, что здесь, оказывается, живут не латыши, у людей свой язык, культура и традиции. Тогда же появилось много рисунков, в том числе изображений костюмов.

 

Всегда считалось, что ливы очень прогрессивные, с богатой культурой, поскольку живут около берега моря и имеют выходы к торговым путям, а предки латышей селились дальше — на холмах, в лесах — и ничем особым не могли похвастаться. Даже древний ливский костюм (X–XII веков) отличался яркостью и украшениями. Зоя Силе по старинными рисункам смогла восстановить ливский парадный костюм, на котором только одних украшений 16 килограммов бронзы! Есть такая фраза: «Когда идет ливская женщина, ее слышно за версту».

 

Конечно, и на знаменитом «ливском поясе», образцы которого можно оценить в Лиелвардском музее, есть на что посмотреть! Все рисунки на нем предельно символичны. Каждый пояс обязательно разделен на 14 блоков, в первом из них — знак рыбы, заплывающей в реку жизни, следом — знак приобщения человека к социуму, ближе к концу — символ перехода к духовной мудрости, и наконец — узор, который можно трактовать как переселение души в мир иной. Причем общий рисунок на поясах никогда не повторялся. В 1996 году в музее хранилось 713 разных поясов! Самый старый датирован XIII веком, и сейчас он выставлен в экспозиции Латвийского исторического музея…

 

Морские волны озера Югла

 

— У меня была хорошая знакомая ливка Поулине Клявиня, которая в 2000 году перед самой смертью передала в Этнографический музей свои вещи для экспозиции. Она жила в местечке Вайде и все годы занималась тем, что рассказывала о культе и традициях ливов: считала это своей миссией, — говорит Зоя Ивановна во время экскурсии по музею. — Вещи Поулине украсили этот ливский хутор, построенный еще в конце XIX века… А обратили внимание, насколько он длинный? Ливские дома не покидали родственники, и когда мужчина женился, то делал пристройку. Отличительная особенность и у крыши дома: она не черепичная, а из деревянной дранки. Поддерживали это покрытие изогнутые вверх корни деревьев, которые укладывали особым способом, чтобы они без гвоздей не давали дранке сползти.

 

Ливы очень грамотно вели хозяйство — и все было аккуратно, чисто. Даже загоны для скота прикрывали от остального двора высокими растениями персикариями и широкими кустами. А около домов обязательно сажали на длинных грядках цветы, которые могли расти в довольно бедной песчаной морской почве.

 

Словом, посмотреть есть на что. Поэтому приглашаю всех в музей в гости 31 июля на большой ливский праздник! А потом, в первую неделю августа, запланирован ливский праздник в Мазирбе. И ливы каждому очень охотно о себе расскажут!

Игорь Мейден
Фото Мариса ДЕДЗИНЬША

Источник: http://mariuver.wordpress.com/2011/07/01/fu-latvii/

  •  
  •  
  •  
Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 1867 | Добавил: merja | Теги: ливы, финно угры | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 2
avatar
0
2
Это так. Вот что писал писал марийский историк Акцорин о зоне древних контактов финно-угорских племен.

Этот вопрос помогают решить археологические находки, сделанные по Вычегде,
Сухоне, Югу, Костроме, верховьям Ветлуги, устью Вычегды: они сочетают
элементы, принадлежащие вепсам, марийцам, мере, пермским народам
(Савельева, 1971, с.180). О непосредственном контакте костромской мери с
ветлужскими марийцами пишет и Е.И. Горюнова (Горюнова, 1961, с.244).
Родственная связь мерянских племен с марийцами прослеживается в
лексических параллелях, относящихся к материальной и духовной культуре
марийцев и вепсов.

Самый примитивный вид жилища - конусообразный шалаш из жердей с открытым очагом посередине у эстонцев называется
"коа". Такое название жилища у остальных прибалтийских и волжских финнов
неизвестен. Однако название "кудо" известно у мордвы (современная изба)
и марийцев (летняя кухня). Срубное жилище по-марийски - "пёрт". Этот
термин не встречается у соседних финно-угорских и тюркских народов, но
известен у венгров - pert, карелов - perti, ижоры - pertti, саамов -
pyrt, латышей - pirts (баня). Это сходство могло возникнуть только в
результате непосредственного контакта носителей балтийских языков с
древними финнами. Срубные сооружения, называемые "пёрт", аналогичны
жилым постройкам дьяковской культуры - предков мери - на Верхней Волге. В
горномарийском языке скотный двор называется "левичы", в других
наречиях - "вольык пече", "сарай". Слово в горном языке, вероятно,
восходит к основам "воот" - "скот" в прибалтийско-финских языках и
"пичы" -"изгородь" в марийском.
avatar
1
1
А когда то ливы населяли всё побережье Рижского залива...
Да что там, - половина латышей имеет ливские и прочие фин.-угорс. корни!
Население древнего Верхневолжья имело прочные торговые связи с Ливским берегом: отсюда доставлялись украшения из янтаря ещё для прабабушек представительниц летописной мери!
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa финно-угорский субстрат Меряния вепсы История Руси суздаль меряне владимир история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра народное православие антропология россия Чухлома москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново реэтнизация капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро мордва Залесская земля мерянский мир Европа великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2301
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 868
Статистика
Яндекс.Метрика