Вторник, 24.10.2017, 14:10 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2016 » Сентябрь » 13 » Озеро Неро и нерусские названия озер центральной России
10:31
Озеро Неро и нерусские названия озер центральной России

Неро (Ростовское), оз. (Яр). Нерон (Мирон), арготическое название оз. Галичское (КК). Нерль, значительные притоки Волги (Твер) и Клязьмы (Влад), при этом волжская Нерль берет начало в оз. Плещеево (Яр), а клязьминская близ этого озера (подробнее см. [Матвеев 1978:1–8]).

Отсюда следует вывод, что во всех этих случаях дорусские названия озер были образованы от субстратной основы *ner- или *ńer-. Очевидно также, что наименования такого рода прилагались только к крупным озерам, а для менее значительных меряне использовали термин *jaxr. А. Альквист считает, что и оз. Чухломское (КК) в древности именовалось таким же образом и что на это указывает название д. Нероново, находящейся близ этого озера [Ahlqvist 1998: 25]. Это, однако, неприемлемо, во-первых, потому, что деревня Нероново находится не на берегу, а в 10 км от озера, и, во-вторых, потому что ойконим Нероново явно производен от русской фамилии Неронов или имени Нерон [Унбегаун 1989: 54–55], во всяком случае, помещики Нероновы и посадский человек Рысь Неронов упоминаются в документах XVI в. [Веселовский 1974: 219, 275].

Другие названия (Неро, Нерон, Нерль) действительно могут восходить к общему источнику и давно обратили на себя внимание исследователей. Наиболее актуальны две версии. Первая связывает мерянскую основу *нер- с приб.-фин. meri, meŕi ‘море’ > прасаам. *mere̮‘то же’ [YS: 74] < балт. [SSA 2: 160].

Версия эта предложена в работах А.Л. Погодина [Pogodin 1933: 328], Ю. Мягистэ [Mägiste 1966: 114–120], В.Я. Евсеева [Евсеев 1967: 149–150] и подробно обсуждается в нашей статье «Топонимические этимологии. XI (Название озера Неро)» [Матвеев 1978]. В основе этой версии лежит предположение, что в мерянском языке употреблялись два термина для обозначения озер: *ner (ńer) ‘большое озеро’ (с хорошо известным семантическим переносом ‘море’> ‘большое озеро’) и *jaxr ‘озеро’.

Вторая версия принадлежит А. Альквист [Ahlqvist 1998; Альквист 2000а: 20; 2001: 455–456]. Она тоже сводится к тому, что Неро – ‘большое озеро’, но в этом названии предполагается финно-угорская основа со значением ‘большой’ (фин. enä, морд. ińe), утратившая начальный гласный. Таким образом, основа нер- сближается с прибалтийско-
финскими и мордовскими данными в сочетании с рефлексами фин.- волж. *järwä ‘озеро’ в виде топоформанта -ер (ср. фин. järvi, мар. jär, jer, морд. eŕke ‘озеро’), при этом название считается домерянским и, следовательно, субсубстратным. Характер этого субсубстрата не устанавливается, но приводятся все эквиваленты фин. järvi ‘озеро’, включая марийские и мордовские.

Предположение о том, что меряне называли словом Неро три самые крупные озера в ИМЗ, и эта регулярность фатально проявляется на территориях, далеко отстоящих друг от друга, плохо согласуется с версией о его субсубстратном происхождении и утрате начального гласного: такая однотипность аномальной эволюции на разных территориях маловероятна. Столь же допустимо видеть в слове Неро не стертую атрибутивную конструкцию, восходящую к некоему субсубстрату, а мерянский географический термин, который стал топонимом. Возражения против этой версии см. также [Матвеев 2001: 50–51].

Но у этой версии есть и другие уязвимые места. Прежде всего, вопреки А. Альквист, в зоне центральной мери ареал лимнонимовна -Vр(V) не прослеживается. Только в пойме Клязьмы есть разрозненные названия этого типа. Спорен и фактический аспект этимологии, поскольку как существование, так и исчезновение гласного в анлауте трудно доказать:

1) приходится допустить, что произошел перенос ударения на второй слог, т.е. *íner(o) или *éner(o) > *inér(o), *enér(o), а в финно-угорской субстратной топонимии это происходит редко;

2) сколько-нибудь убедительные случаи исчезновения начальных гласных в финно-угорском топонимическом субстрате тоже являются уникальными; в лексических заимствованиях из финно-угорских языков это явление вообще не наблюдается [Kalima 1919; Матвеев 1959];

3) начальный гласный в других топонимах ИМЗ с основой ин(V)-, как правило, сохраняется (Инохра, Инохта, Инокша*, Иноваж, Иней, Иночь, Инюха и др.), поэтому его аферезис в Неро выглядит аномально;

4) нет никаких исторических свидетельств, которые позволяли бы реконструировать форму *iner(o) или *ener(o).

Несмотря на все эти соображения, вопрос нельзя считать решенным. Он оказался еще более сложным, чем казалось первоначально.

Прежде всего, появились новые факты. Во-первых, анализ названий Нефра, Нефро (см. нефр-) показал, что отпадение начального гласного в некоторых случаях исключить нельзя. Во-вторых, в мордовской топонимии засвидетельствован гидроним Неляй < *Инеляй ‘большая река’ (< морд. ине ‘большой’ + ляй ‘река’) [Цыганкин: 230–231], а это подтверждает, что ойконим Инеры (5 км южнее оз. Неро) может рассматриваться как уцелевшая метонимическая форма лимнонима Неро.

В принципе, таким образом, можно допустить, что названия наиболее крупных озер ИМЗ, которые, естественно, были широко известны и употребительны, будучи сложениями типа *ine (ińe) + (j)er(V), претерпели нехарактерную для финно-угорских названий адаптацию в русском языке и утратили начальный гласный, который, однако, сохранился в наименованиях других менее значительных объектов вроде * Основу ин- в гидрониме Инокша сопоставляет с морд. ине ‘большой’ уже С.К. Кузнецов [Кузнецов 1910: 122].

Инобож, Инокша (см. инV-). Но при этом возникает целый ряд проблем, решение которых затруднительно:

1) поскольку ‘озеро’ в языке мери обозначалось термином *jaxr (jäxr), извлекаемый из основы *ner- (ńer-) «озерный» детерминант -er (-jer) никоим образом не может быть мерянским, а сближается с прибалтийско-финско-саамскими и марийско-мордовскими данными (см. *järwä [UEW: 633]). Соответственно названия ‘больших озер’ на территории ИМЗ мы должны считать домерянским субстратом, хотя основа инV- явно была известна мерянскому языку, где есть и другие факты сужения начального e > i (см. 1.3.4.6 -ингирь), или же прибалтийско-финским ~ марийско-мордовским адстратом, что для больших озер сомнительно;

2) «озерные» названия с детерминантом -ер изредка встречаются на территории ИМЗ, но не образуют сколько-нибудь выраженной зональности, хотя наиболее частотны они в басс. р. Клязьма [Матвеев 2001: 54–55]. Это в основном посессивы, ареал которых дискретен и не противопоставлен *яхр. В ряде случаев они могут интерпретироваться как прибалтийско-финский адстрат (см. подробнее [Матвеев 2001: 47–56; 2006: 227–228]).

Однако названия больших озер вряд ли могли быть моложе менее значительных, которые позиционируются как мерянские.

Считать же прибалтийских финнов предшественниками мерян нет никаких оснований. Поэтому видеть в лимнониме Неро и под. прибалтийско-финский адстрат нереально;

3) в оз. Чухломское впадает р. Яхромша (яхр- ‘озеро’). Это указывает, что меряне и значительные озера могли обозначать термином *jaxr или сложением *(i)ne-jaxr, которое в конечном счете должно было на русской почве измениться в Нехро > Нефро, что и демонстрирует фактический материал.

Из всего этого следует, что если основа *нер- и восходит к сложению типа *(i)ne-er(V) ‘большое озеро’, то оно не может быть мерянским по происхождению. Это допустимо только в том случае, если предположить, что в мерянском *jaxr спирант мог элидироваться.

И тогда все названия с топоформантом -(V)r(V) на территории ИМЗ потенциально могут тоже считаться мерянскими, что в общем и нельзя исключить, учитывая судьбу этого финно-волжского слова в марийском языке. Разумеется, в этом случае приходится думать о том, по какой причине названия с этим топоформантом утратили х, сохранившееся в других названиях такого рода.

Здесь мы можем вступить в область самых разнообразных и труднодоказуемых предположений. Но сама возможность подобной фонетической эволюции солидно подтверждается тем фактом, что в зоне основы яхр- топоформант -(V)хр(V) исключительно редок (см. 1.3.3.1), а -(V)r(V) отмечен неоднократно.

Если название Неро не создает трудностей в отношении русской адаптации (см. [Vasmer 1935: 555–556]), оформляясь по среднему роду слова озеро (ср. лимнонимы Долго, Онего и т.п.), а исход Галичского Нерон (Мирон), видимо, связан с моделями условных языков (ср. Галич > Галивон), то гидронимы Нерль обращают на себя внимание необычностью форманта.

Прежде всего напрашивается реконструкция при помощи морд. лей, ляй ‘река’ [Попов 1974: 20–21], эллиптированного в процессе адаптации. При этом, разумеется, надо иметь в виду, что название, имеющее значение ‘Река большого озера’, было мерянским, а не мордовским. Вместе с тем вполне может оказаться, что при анализе топоосновы нер- следует учитывать и другие субстратные этимоны, которые уже давно обсуждаются. Таковы этноним меря, если предполагать развитие Меря > Неро (вспомним иордановских Merens) (ср. [Матвеев 1978: 2–3]) и мар. неры, нöры ‘влажный, мокрый’ [Семенов 1891: 239], нŏры, неры, нöрлĕ ‘то же’ [Кузнецов 1910: 57].

Далее вполне продуктивно сопоставление Неро с мар. ner ‘мыс’, букв. ‘нос’ [Vasmer 1935: 555–556], ср. мар. нер ‘нос’, ‘передняя часть’, ‘конец’ [СМЯ 4: 172–173], морд. эрз. нерь ‘клюв’, ‘рыло’ [ЭрзРС: 410], мокш. нярь ‘рыло’, ‘клюв’, ‘нос (транспортных средств)’ [МокшРС: 426–427], ср. урал. *nere (*nēre) ‘нос’, ‘клюв’, ‘морда’: саам. норв. nierrâ, Луле nierra, Кильдин nīrr, Нотозеро nierr, морд. ńeŕ, ńäŕ, мар. ner ‘нос’, ‘холм’, ‘мыс’, коми, удм. ni̮r, коми ni̮rd ‘мыс’, ‘отрог’ [UEW: 303]. Здесь же отмечается, что метафорический перенос ‘нос’ > ‘мыс’ встречается во многих языках [UEW: 304]. Обычен он и в русском. Примечательно, что обширный мыс находится и в южной части оз. Неро, на что было указано Фасмером [Vasmer 1935: 555–556]. В этом случае арготическое название Галичского озера Нерон может оказаться обычным переносом.

Отнюдь не настаивая на этой этимологии, мы только стремились показать, что у внешне подобных названий могут быть разные источники и они могут по-разному трактоваться.

Автор: Академик А.К. Матвеев.
Источник: Субстратная топонимия русского севера. IV. Топонимия мерянского типа. 
Екатеринбург. Издательство Уральского университета. 2015.
Фото: Андрей Малышев-Мерянин

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 1516 | Добавил: merjanyn | Теги: Ростов Великий, А.К. Матвеев, озеро Неро, мерянский мир, меря, мерянская топонимика, История Руси, мерянский язык, меряне | Рейтинг: 4.9/9
Всего комментариев: 3
avatar
1
3
На коми "нюр" - болото, ныр - нос. Но нос Неро не похоже, больше на болото как-то.
avatar
2
2
Удивительны мерянские названия.
Нерль Волжская.
Посёлок Нерль. В двух километрах от поселка через речку на восток лежит деревня Вёски Нероновские.

Вопросы моих попутчиков о названии деревни постоянно напоминали фильм "Любовь и голуби" со знаменитым диалогом:
"- Сучка ты крашена!
- Почему крашеная? Это мой натуральный цвет."

Т.е. почему сучка? - Раису Захарну не возмутило.

Так и здесь - Вёски нормальное такое стандартное русское название, всё понятно, никому не интересно. Таких Вёсок на Руси пруд пруди.
А вот почему Нероновские? Не, ну тут-то ещё проще. 
Это старинное наследное имение Луция Домиция Агенобарба до усыновления его Клавдием.
Нынешняя запущенность деревни - следствие вступления ребрендившегося теперь уже 
Нерона Клавдия Цезаря Августуса Германикуса в должность императора с отбытием на историческую родину. 
И ведь верят. Особенно если эту пургу разбавить реальной историей. 
Типа, а чё такова? Жил же, например, А.Дюма-отец на Нерли чуть выше по течению реки, чуть позже по течению времени.
Что есть чистая правда.

Вёски Нероновские.
Низкий поклон жителям деревни, отстоявшим автохтонное название малой родины от библейской экспансии.
cool
avatar
3
1
Всесторонний, практически исчерпывающий разбор, - приятно почитать. Старая школа! Образец для любого лингвистического исследования.
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
Логин:
Пароль:
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси суздаль владимир меряне история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра народное православие антропология Чухлома россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож экономика деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново древнерусская культура капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Северо-Восточная Русь Белоозеро Залесская земля Европа великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2332
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 895
Статистика
Яндекс.Метрика