Среда, 22.02.2017, 18:16 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2016 » Февраль » 10 » "Взыскую Града Грядущего": Старая вера и мерянский ренессанс. Часть Первая.
18:36
"Взыскую Града Грядущего": Старая вера и мерянский ренессанс. Часть Первая.


1. Кержаки. «Пресветлая Пустыня» в дебрях Меровии.

Верхневолжье наряду с Севером с самого начала явилось одним из главных оплотов старообрядческого движения великороссов. Для местных уроженцев святость веры предков не была пустым звуком. Однажды принятая, она стала средоточием духовных усилий многих поколений. Когда же начались странные нововведения и гонения на приверженцев старого обряда, это было воспринято в народе как покушение на веру предков. Староверы оказались в таком же положении, что и проживавшая на Верхневолжье меря за шесть веков до этого.

Где же новые изгнанники – старообрядцы нашли себе первое и достаточно надёжное убежище от гонений московских властей? За Волгой, на Керженце. Отсюда их прозванье «кержаки». Но именно эта область между Волгой, Унжей и Ветлугой в конце 12 – 14 веках называлась Меровия! Здесь тогда осели не пожелавшие принять новую и непонятную для них христианскую веру беженцы – меряне и славяне из Ростово-Суздальской и Костромской земель. Сюда же, через столетия, по их стопам устремились гонимые приверженцы «Старой» христианской веры.

Наверняка столпы Старой веры (такие, как Дионисий Шуйский, родственник царя Василия Шуйского) точно знали, где и у кого искать помощи в обстановке жестоких гонений. Ещё свежи были в памяти народной подвиги потомков мери в страшное Смутное время. Нижегородец Кузьма Минин поднял на борьбу с внешним и внутренним врагом Нижегородское ополчение. Подвиг костромича Ивана Сусанина стал притчей во-языцех. Тем самым, потомки мери становились в острие борьбы за традиционное общественное устройство. К кому же, как не к ним было ещё обратиться за помощью беженцам-староверам?! Возможно, направление поиска мест безопасного жительства им подсказали строки предания о «Невидимом граде Китеже», сохранённого проживавшими в Городце на Волге прямыми потомками суздальской мери.

В нём Городец назывался «Малым Китежем». А на окрестности Керженца прямо указывалось, как на месторасположение Святого Убежища – «Большого Китежа». Потомки мери не забыли уроков прошлого и с полным сочувствием приняли старообрядцев, разделив с ними их судьбу. К кон. 17 в. на Керженце появилось 77 убежищ-скитов. Самым первым был основан скит в урочище Шарпан, что на реке Санохте, близ нынешнего города Семенова. Скит Смольяны основал старец Дионисий Шуйский.

В верховьях Керженца образовался куст староверческих скитов с названием Белбаж, отсылающим нас к стародавним представлениям населения Верхневолжья, как славян, так и мери. Соседи мери – марийцы почитают Ош Поро Кугу Юмо («Великого Доброго Белого Бога»). По допросу же Яном Вышатичем пришедших с Ярославля на Белоозеро кудесников (11 век) известно о распространённом тогда среди жителей Верхневолжья дуализме: чёрный «бог в бездне» слепил человека, а белый «Бог на небесах» вложил в человека душу. Отголоски подобного дуализма сохранялись в заговорной традиции этих мест до 20 в. К примеру, в обороте «бог несчастливых духов».

Вблизи Семёнова на берегу Керженца расположена деревня Мериново, явное напоминание о проживавших здесь прямых потомках мери. На мериновском погосте завещали хоронить себя самые ярые староверы. Их тела тайно везли сюда из самых отдаленных мест.

Старообрядческий центр на Керженце вскоре распространил своё влияние на всё Верхневолжье. Такой успех во многом объясняется массовым вливанием в старообрядческий протест против нововведений в сакральной сфере потомков мери, составлявших большинство населения Верхневолжья. Тем самым, чисто конфессиональное движение на этно-культурной почве Верхневолжья быстро обрело суб-этнический оттенок.

В дальнейшем, из-за разорений кержацких скитов карательными командами, большинство кержаков выселились в Поволжье, на Урал и в Сибирь. Старый Шарпан был разорён в 1852 г. Но вскоре неподалёку на «полянке старицы Февронии Шарпанской», вокруг её могилы, источавшей в день Пасхи целебную воду, был основан женский скит Новый Шарпан. Просуществовал этот скит до 1928 года. Последней игуменьей в нём была мать Меропея.

Часть кержаков обосновалась за Ветлугой – в Урень-крае. Некоторые же, претерпев все напасти, остались на месте и дали начало селениям вокруг Городца, Семёнова и Ковернина. Городец прославился своей древней старообрядческой часовней, ставшей одним из центров духовного притяжения для староверов Нижегородского края. Эти места в 19 веке стали знамениты весьма предприимчивыми мастерами резьбы по дереву (вспомним мерянские мотивы в орнаментах наличников Городецкой резьбы), плетения корзин и коробов из лозы, туесов и пестерей из бересты, ложкарями да лапотниками. А затем – истинно народными мотивами росписи деревянной посуды, известной под маркой Хохлома. Близкая к хохломской традиции роспись Семёновской матрёшки зародилась в д.Мериново.

старинная матрёшка мастера Шарпанова

Елизавета Майорова из д.Мериново

Её старшая сестра Люба впервые расписала матрёшку в Мериновском / Семёновском стиле.

Иконописный промысел Палеха, Холуя и Мстёры так же развился на староверческой почве. Причём, не вполне европейские, «югорские» черты в ликах святых некоторых палехских икон наводят на мысль о мерянском происхождении некоторых местных богомазов.

2. В поисках «Беловодья». Рогожка и Гуслицы припадают к Белой Кринице.

Пожалуй, самым удивительным старообрядческим движением стоит признать деятельный поиск Беловодья, легендарной праведной страны, где благочестие Православной веры сохраняется в неизменности и где каждый гонимый и страждущий истинно-верующий сможет найти себе прибежище. Легенда о Беловодье живо перекликается с преданием о граде Китеже. Вероятно, перед нами произведения единой (позднемерянской?) культурной традиции, в центре которой – идеал сокрытой от злого окружения, но ждущей в свои пажити всех истинно-верующих, праведной, отчасти волшебной, но от того не перестающей быть вполне земною страны. В ходивших по рукам списках указывался «маршрут» в эту счастливую землю: «Так бегите ж скорей вдоль пустыни и гор…». И ведь некоторые добежали! До Алтая.

Бухтарминское узорочье

В нач.-сер. 18в. граница России проходила по северным предгорьям Алтая. Староверы – выходцы с Русского Севера, «беспоповцы» (признававшие только священство гипотетического Беловодья), ушли за пределы «царства антихриста» и расселились в долине реки Бухтарма – у подножия горы Белухи. Казалось, здесь сказка о Беловодье воплотилась в реальности! За предгорьями Белухи так и закрепилось это название: Беловодье. Лишь в конце 18 в. этот удивительный край был принят в состав России.

Сообразив, что они живут лишь на пороге настоящего Беловодья, бухтарминцы предприняли в 19 в. несколько эпических экспедиций в поисках страны своей мечты. Наиболее крупные – в 1860-х годах, когда они доходили до озера Лобнор и ближайших к нему долин Тибета. В кон. 18 века на Курилах, на о.Уруп (по-русски – о.Надежды) была основана и с десяток лет процветала община староверов во главе с Василием Звездочётовым. Адрес этой общины практически совпадал с указанным в предании о Беловодье: «За морем Опонским» (т.е. Японским).

На Кулишках

В другую сторону, – на запад – двинулся от храма Всех святых на Кулишках («кулига», «кулишка» по-мерянски – лужайка; святлище) поток купеческой старообрядческой эмиграции из Москвы и окрестных уездов (от Ярославля и Рязани до Калуги и Орла). Под водительством попа Кузьмы поток беженцев достиг Стародубья, что в Брянских лесах. Тогда, в кон.17 – нач.18 вв., это была территория автономной украинской Гетманщины. Часть общин Стародубья вместе с Кузьмой перешла тогдашнюю польскую границу и поселилась вокруг местечка Ветка (на востоке Белоруссии). Здесь им удалось построить старообрядческий храм. Занятия ремеслом и торговлей вскоре привели к процветанию общины. Казалось, и здесь сказка о Беловодье начинала сбываться.

Ветка получила влияние на многие старообрядческие общины России. Но в 1760-х гг. она была разорена перешедшими польскую границу царским войсками. 20 тыс.чел. её жителей были угнаны в Сибирь и расселены на Алтае и в Забайкалье. Некоторой части были выделены земли на р.Иргиз. В Поволжье, поближе к Иргизу, переселяются староверы с разоряемого Керженца. На Иргизе проводятся церковные Соборы священников-старообрядцев. Своё высокое положение духовного центра старообрядчества общины Иргиза сохраняли до нач.19в.

С 1770-х гг. появляется новый центр старообрядческой «поповщины» – московская Рогожская ямская слобода, «Рогожка», как её ласково называли. Здесь была организована община вокруг часовни старообрядческого Рогожского кладбища. Во главе её стояли «именитый гражданин» Никита Павлов, московские купцы Рахмановы, Солдатенковы, Оловянниковы и др. Любопытно, что слобода была так названа в честь села Рогожи (ныне – г.Ногинск), также старообрядческого и расположенного вблизи старообрядческой Гуслицкой волости.

Гуслицы – этнографический район  на стыке нынешних Егорьевского, Орехово-Зуевского и Павлова-Посадского районов. Река Гуслица впадает в протекающую через весь район реку Нерская (ранее – Мерская). Возможно, что название Гуслица связано не с «гуслярами», а восходит к мерянскому «кузь / гусь» – ель, ёлка. Глухие леса этого района стали в своё время убежищем для многих мерянских родов древней Суздальской земли. И сюда же устремились староверы Москвы и окрестностей. В 18 – 19 вв. гусляки были поголовно староверами. Вместе с тем, здесь сохранились и древние мерянские представления и обычаи. Жители некоторых местных деревень считаются потомственными колдунами. Кладбища расположены прямо в сосновых и еловых лесах. На могилах устанавливаются камни-окатыши – «окна» в мир предков.

Кроме Рогожской слободы староверческими были подмосковные  сёла Черкизово, Капотня, Печатники, Строгино, Сетунь, Нижние Котлы, Крылатское и др. Много староверческих селений было в Богородском, Бронницком и Коломенском уездах.

Ещё один поток беженцев устремился из «царства антихриста» в благословенное Прикарпатье, а так же к низовьям Дуная, – в тогдашние турецкие пределы. В нач.-сер. 18 в. здесь, в Добрудже и Молдове, расселились общины донских казаков-некрасовцев, часть выселенных с Запорожья запорожских казаков, часть ветковцев, крестьяне-староверы из чернозёмных уездов России. Позднее эта общность стала известна, как «липоване».

В кон.18 в. на перешедшей от Польши к Австрии Буковине липованами основано село Белая Криница. В 1839 г. оно было выбрано представителями Рогожского центра в качестве будущей резиденции общерусского древле-православного митрополита. В 1846 г. подходящий для истового староверческого духа благочестивый митрополит был найден в Константинополе. То был Амвросий, бывший ранее митрополитом Боснийским. Он с воодушевлением принял предложение русских староверов и стал их архипастырем. Так Белая Криница на некоторое время стала новым центром «поповщины». Начавшиеся вскоре гонения со стороны австрийских властей, вызванные гневными требованиями Николая 1-го уничтожить Белокриницкую митрополию, не смогли сломить праведного митрополита, его клир и паству.  Потомки липован составляют ныне многочисленную общину Русской Православной старообрядческой Церкви в Румынии (Белокриницкой иерархии). Похоже, они обрели-таки своё «Беловодье».

Кержаки и гусляки вслед за Рогожей с удивлением узнавали в названии Белая Криница имя давно искомой ими праведной страны Беловодье и с готовностью принимали присылаемых с 1853 г. в Россию белокриницких архиепископов. Однако, в 1863 г. российская часть старообрядческой церкви белокриницкой иерархии разделилась. Рогожские денежные тузы не хотели далее ссориться с властями из-за того, что получают духовное окормление из-за границы. Они образовали независимую от белокриницкого митрополита «Древлеправославную Церковь Христову». Ныне это Русская Православная старообрядческая Церковь. Другим же компромисс с властями был ни к чему, а обаяние легенды о Беловодье на них ещё действовало. Они некоторое время ещё сохраняли связь с Белой Криницей. Центр их находился в Гуслицах. Здесь они проводили свои церковные Соборы. Впрочем, постепенно противостояние Рогожи и Гуслиц затихло. Многие примирились с Рогожским центром. Другие же предпочли уйти к «беспоповцам».

Рогожско-Белокриницкая церковь вобрала в себя множество староверческих общин Верхневолжья. В 1908 г. в с.Стрельниково Шунгенской вол. Костромского уезда (ранее – Мерьский стан) стараниями о.Григория Лакомкина и местного подвижника М.И. Морозова было открыто певческое училище, прославившееся вскоре на всю старообрядческую Россию. Братья Лакомкины, уроженцы с.Золотилово Нерехтского у. (ныне – Вичугского р-на) – виднейшие святители РПСЦ первой половины 20 века.

М.И. Морозов

Певческое училище в Стрельникове

о.Григорий Лакомкин, учителя пения Гусевы и учащиеся первого выпуска певческого училища

У староообрядческого храма в Стрельникове


 

Автор: Василий Малышев. Кохма. 

Продолжение - Вторая часть
Продолжение
 - Третья часть

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 1778 | Добавил: Шом-толгай | Теги: староверы, кержаки, Залесье, история, меря, царство Антихриста, старообрядцы, финно-угры, Керженец | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 9
avatar
3
9
mustang... "Староверы - русские протестанты. Самые успешные в бизнесе".

Это и так, и не так... На самом деле, процесс был куда сложнее подобных схем.
Подовляющее большинство староверов избрало путь "ухода от мира" и центров развития - с лишениями и нищетой, лишь бы не пребывать в духовном рабстве.
В ряде случаев, общинная консолидация усилий и средств помогала им заводить выгодные промыслы. Но с воротилами бизнеса того времени им было не тягаться.
С другой стороны, была и когорта действительно инициативных староверов, "трудоголиков", которой удалось выбиться на передовые рубежи капиталистического развития. Об этом будет в третьей части статьи. 
Мне же интересен этнографический аспект подъёма различных староверческих течений: каким образом задействование потенциала пост-мерянской этно-традиции отдельных регионов Верхневолжья способствовало различным проявлениям этого подъёма?
avatar
1
8
"Случайно найденной",неужели никто о ней не помнил.Вернулись времена белых пятен.
avatar
2
7
Все верно, старообрядчество экономически окрепло на землях Нечерноземья. Капиталистическая альтернатива старому укладу. А постоянный прессинг государства и церкви вынуждал к переселению на периферию РИ .
avatar
3
6
Много староверческих селений было в Богородском, Бронницком и Коломенском уездах.

В нашем Ногинске-Богородске от старообрядцев остались многие следы, правда всё в плачевном состоянии. Это и загородный летний дом-усадьба Арсения Морозова, находится в Глуховском парке. На реставрационные работы так и не нашлось денег. Дом стоит в плачевном состоянии, но дом очень интересный, построен в стиле модерн, и чем-то в голландском стиле. Также, очень интересные по архитектуре деревянные дома, со шпилями,тоже в голландском стиле, от приказчиков Арсения Морозова, рядом с этим же парком, дома толком не поддерживаются. Из зимнего дома Арсения Морозова практически ничего не осталось, он горел, новый отстроили примерно по образцу старого, и сейчас там сделали гостиницу Лидер.
Богородск славился как город старообрядцев, Морозовы основали у нас свои мануфактуры.
Была еще Старообрядческая церковь, Захария и Евдокии (Старообрядческая Белокриницкого согласия) на сегодня так и не восстановилась, и пока не возродилась (что вряд ли).
В советское время в 1924 году храм закрыли, а потом сделали склад для хлебозавода. По возвращению храма в наше время московским старообрядцам была долгая муторная переписка. Вот здесь:
http://www.bogorodsk-noginsk.ru/starover/zdanie.html

Моя бабушка (мамина мама), названа в честь Евдокии, от названия этой церкви, так как мой прадед был старообрядцем, он бы не прижился бы в Ногинске, если не это обстоятельство, и он был военного чина.  Потом их несколько раз гнали в Сибирь, откуда они сбегали обратно. А прадед безвозвратно репрессирован в Соловки.
И еще немного,
прадед был очень строгий, но вся семья были труженики, непьющие. Все девочки очень хорошо шили, прекрасно вышивали, вязали, и что характерно,все были очень чисты и опрятны. Также умело справлялись с землей, культурами, ходили за скотиной.
avatar
1
5
Они так и не смогли стать действенной альтернативой в России. Увы... Иначе мы бы имели сейчас совсем другую страну
avatar
2
4
Староверы - русские протестанты. Самые успешные в бизнесе.
avatar
2
3
У Мельникова-Печерского как раз описаны старообрядческие скиты. Интересная статья)
avatar
3
2
Так вот почему мне так нравится храм Всех Святых на Кулишках))) мерянские отголоски!)
avatar
4
1
Прекрасный материал, в старом мерямаа стиле  smile
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!
ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь финно-угорский субстрат Merjamaa Меряния вепсы История Руси суздаль меряне владимир история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество синий камень камень следовик камень чашечник сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство мещёра священный камень народное православие антропология россия Чухлома москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм галич деревня север мерянский этнофутуризм Древняя Русь латвия русский север сакрум Галич Мерьский Верхнее Поволжье иваново реэтнизация Костромская область древнерусская культура капище новгородцы Ярославская область Московия скандинавы Белоозеро мордва Залесская земля мерянский мир великороссы Вологодская область
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2246
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 813
Статистика