Среда, 13.12.2017, 16:15 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2017 » Октябрь » 8 » Жгоны села Кужбал
17:06
Жгоны села Кужбал

Андрей Павличенков хозяин терема-музея в Асташово: Солдат вернувшихся с войны сейчас реабилитируют психологи. Людей, побывавших в катастрофах реабилитируют психологи. Когда взрывают авиалайнер, в аэропорту со встречающими работают психологи. А тут вся страна побывала в катастрофе. Для таких случаев по моему ничего не придумано...

Миша Васильев, историк-краевед, который работает над музеем в Асташово вернулся из поездки к жгонам в Нейский район. Он побывал в селе с старинным мерянским названием Кужбал, которое переводится на русский как "Еловое место" / "Еловая деревня".

Кужбал - село Нейского района Костромской области, входит в состав Кужбальское сельское поселение. Находится в 23-х километрах на северо-восток от г. Нея.



Кужбальский лес

Жители нынешнего Нейского района, выискивая все новые способы побочных заработков, после отмены крепостного рабства в Российской Империи перепробовали различные виды промыслов. Кроме традиционных - производства льняных тканей, портняжного ремесла, изготавления керамики, они занимались производством сукна и валенок.


Кужбальская улица

Кужбальский край славился своими жгонами, профессиональным сообществом занимавшимся массовым производством валенок, имевшим свой тайный язык  — "елманский", содержавший в себе множество мерянских словечек. Жгоны, участвовали нетолько в местных ярмарках, но и ездили с обозами в поволжские и сибирские города и села, доходили до Москвы и Питера. 

Миша Васильев из своей поездки привез диктофонные записи, рассказывающие о  быте потомков кужбальских жгонов при советской империи.

ЖГОНЫ СЕЛА КУЖБАЛ

"Несколько слов хочется сказать о своём деде по матери, который был в 1930-е гг. раскулачен. Дом, который он построил своими руками, «пятистенок», как говорила мама, отобрали.

Устроили контору колхозную. А семью переселили в овчарню. Шестеро детей, бабушка, дед – оказались в овчарне. Как рассказывала мама, всё было отобрано. Даже что в сундуках – платки красивые, ткани – всё забрали.

А тятенька, как мама говорила, приносил это со жгонки, потому что был ещё и пимокатом. На зиму уходил в Сибирь на промысел, зарабатывал деньги для семьи, и они жили довольно-таки зажиточно. Ну и как оказалось, их сочли кулаками. Мама долго не рассказывала об этом. Впервые я услышала историю в 7-м классе, когда все мои подружки нарядились весной в красивые платки шерстяные, а у нас не было.


Кужбальская школа

Я задала маме вопрос: мама, а мы были самыми бедными? И она рассказала, что всё отобрали. Даже то, что они наткали со старшей сестрой Александрой и спрятали в застреху на чердаке. На полотенца, на тюфяки тогда ткали, половики... всё отобрали. Вот и остались они в том, что на них было. Грустные были времена. Но я всегда удивлялась, и до сих пор удивляюсь, что мама как-то об этом... ну, может быть, она уже переболела, уже эта боль прошла... но не осуждала как-то вот власть, - я удивилась – никакой такой злобы, ненависти – не было. Наверно потому, что они пережили войну, а война была пострашнее: теряли близких людей.

Я даже сейчас вспоминаю её рассказ, и думаю: надо же, никакой обиды, никакой злобы... Может, это и есть всепрощение русских женщин.


Кужбальские женщины

А послевоенную деревню я помню хорошо. Сами впрягались в плуг, женщины, всё женщинами пахали. Мужчин не было. И лошадёнок тоже было мало, только на колхозные поля. Но жили очень дружно, помогали друг другу, и не чувствовали себя обделёнными. Всем делились. Мама давала молоко соседкам: «Надя – унеси!»: она всегда держала корову. И капустой, и всем, что было - делились. Наверно это главная черта русского характера – коллективизм, который помогал вынести трудности.

Мамин брат старший, дядя Петя, прошел войну, побывал в плену. Он перенял ремесло отца, т.е. моего деда. Я уже училась в институте, а он все ещё ходил на заработки. У него этого коллективизма не было, он не хотел работать в колхозе – дядя Петя. Он и плотником был хорошим, дом себе построил, избушку дедову перестроил. Oхотник был очень хороший – на лосей, на медведей ходил. А на зиму уходил на жгонку, зарабатывал. В Оренбургскую область, Бузулукский район. И с ним, что удивительно, ездила дочь, моя двоюродная сестра. Она моложе меня на четыре года. Красавица была. Тоже потом институт закончила. Я говорю: как ты с ними могла? А она говорит: а чего? готовила им, стирала. А папа деньги зарабатывал. 


Кужбальские бани. В таких банях работали жгоны в былые времена.

А когда дядя Петя был уже старенький, он катал валенки в деревне. Построил для этого дела баньку специальную, где держал всё приспособление для валенок. Жгон был, весь в деда.

А деда-то, мало того, что всё отобрали, еще и обложили налогом. Он «твердым» назывался этот налог. А откуда было на тот налог взять? Денег то тогда совсем не было. Разве он был кулак?! Он был труженик, и никому не давал спуску – всех заставлял работать. Всех шестерых детей. Когда он не смог выплатить, его отправили в Кологрив на лесосплав. Но он все равно прибегал тайно к семье, встречался с маминой мамой в лесной избушке. Он там, на сплаве, ухитрялся сберегать копеечку. Придет тайно, принесёт нам денег. Потом на него донесли, и его даже посадили на сколько-то, за то, что тайно убегал. 


Деревянная Воскресенская церковь 1762 г. постройки

Вот эта то избушка потом перешла к дяде Пете. Начал он с того, что отшельником жил, охотой занимался. 

Дети у дяди Пети выросли замечательные. Младший мединститут закончил. Средний стал лётчиком. Старший закончил высшую партийную школу, институт заочно, работал директором типографии. Все из деревни – а вышли в люди. Родители наши нами очень гордились. Мы были первое поколение, которое окончило институты. Тетя Манефа так была счастлива, так счастлива. Не могла на нас наглядеться. Потому что своих детей у неё не было. Когда деда кулачили, когда их выгнали из дому, у нее что-то случилось от ужаса этого. Не могла она иметь детей к сожалению."


Кужбальская дорога

Фото: Андрей Павличенков, Василий Малышев
Источник:
Андрей Павличенков
 

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 1285 | Добавил: merja | Теги: жгоны, елманский язык, пимокаты, Костромская область, нея, мерянский язык, краеведение, Кужбал | Рейтинг: 4.4/10
Всего комментариев: 0
avatar
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси суздаль владимир меряне история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень сакральные камни этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография святой источник общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство Арья Альквист мещёра священный камень народное православие антропология Чухлома россия москва Солнцеворот ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга нея Идентичность футуризм экономика деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север Галич Мерьский иваново капище Ярославская область Московия Языкознание скандинавы Европа коми бронзовый век Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2347
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 913
Статистика
Яндекс.Метрика