Пятница, 19.10.2018, 10:06 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2011 » Май » 29 » Меря в преданиях мари и эрзи
21:42
Меря в преданиях мари и эрзи


Судьбы народа меря возможно проследить по сохранившимся у родственных ему марийцев и  эрзян легендам и преданиям. Уникальный по богатству и разнообразию материал, собранный марийским фольклористом Виталием Александровичем Акцориным, проливает свет на этапы и обстоятельства формирования современного марийского этноса.


Виталий Александрович Акцорин, фольклорист, ученый, родился 17 июля 1930 г. в деревне Берёзово-Шимбатрово Емангашского сельсовета Еласовского (ныне Горномарийского) района Марийской АССР.

В его книге «Прошлое марийского народа в его эпосе» (Под редакцией Н.В. Морохина), вышедшей в 2000 году, перед нами развёртывается повествование о переселениях по самым разным направлениям, столкновениях с соседями, освоении некогда глухих таёжных терриорий... Марийцев с правобережья Волги сдвинули степняки.

Они, в свою очередь, столкнулись на С.-В. нынешней Марий Эл с удмуртами - тогда народом таёжным, непривычным к земледелию. Тем пришлось потесниться. На Ветлуге и в Яранском крае марийцы ассимилировали местных "чучу" (чудь). С западной же стороны к марийцам подселялись многочисленные популяции, которые представляются как часть предков марийцев, но в которых не трудно угадать отселявшихся на восток мерян.

Значительное место в марийских преданиях уделяется взаимоотношениям проживавших некогда вблизи Москвы «марийцев» с русскими князьями и царями и причинам их отселения на восток.

Сравнение фольклорного материала, собранного среди «горных» и «северо-западных» марийцев и среди русского населения Костромского Поволжья (Костромская и север Ивановской областей), собранного В.А. Акцориным и его коллегами в экспедициях 1970-х -80-х гг., приводит к выводу о родстве традиций и отдельных популяций этих регионов.

Ниже публикуются фрагменты из этой книги.

По легендам и преданиям предки марийцев состояли из двух этнических групп. Одна переселилась на нынешнюю территорию по Волге с запада, другая - с востока, со стороны Казани. Мотив переселения с запада встречается у марийцев Горномарийского, Волжского, Звениговского, Медведевского, Оршанского районов Марий Эл, Яранского, Советского, Санчурского, Кикнурского районов Кировской области, Тоншаевского и Шарангского районов Нижегородской области. Марийцы запада и северо-запада этнического ареала имеют много общего в антропологическом и лингвистическом отношении, до эпохи переселения они, по-видимому, были единой этнической группой с единым языком.

Эпические произведения западных, северо-западных и волжских групп марийцев называют конкретные места, где жили предки до их массового переселения на современную территорию: район Москвы (МарНИИ, 1960, с.Арда Горномарийского р-на Марий Эл; 1961, с.Б.Селки Тоншаевского р-на Горьковской обл.; 1965, д.Нармычаш Горномарийского р-на Марий Эл и в с.Помары Волжского р-на Марий Эл; 1966, д.Пайбулатово Кикнурского р-на Кировской обл.; д.Марийские Дубники Яранского р-на Кировской обл.; д.Салаял Советского р-на Кировской обл.),

Твери, Ярославля, Клязьмы (МарНИИ, 1965,с.Помары Волжского р-на Марий Эл), Нижнего Новгорода (МарНИИ, 1965, д.Барково Горномарийского р-на Марий Эл), Мурома (МарНИИ, 1965, д.Атеево Горномарийского р-наМарий Эл), Арзамаса, Оки (МарНИИ, 1965,д.Нижние Емангаши Горномарийского района Марий Эл).

В семи преданиях, зарегистрированных в Санчурском, Кикнурском, Шурминском районах Кировской области, Горномарийском, Волжском районах Марий Эл, повествуется о переселении со стороны Финляндии (МарНИИ, 1959, д.Тюм-Тюм

Шурминского р-на Кировской обл.; 1965, д.Сарманкино Горномарийского р-на Марий Эл; с.Микряково Горномарийского р-на Марий Эл; д.Элнетур Волжского р-на Марий Эл; 1966, д.Кугунур Санчурского р-на Кировской обл.; зап. краеведческого кружка Кикнурской ср. школы Кировской обл.).

Лишь в одном предании упоминается о том, что часть марийцев переселилась из Костромы (МарНИИ, 1965, с.Помары Волжского р-на Марий Эл). Три информатора Волжского района Марий Эл указывают и дату переселения предков марийцев со стороны Москвы - начало христианизации Руси, т.е. 988 год (МарНИИ, 1965, д.Элнетур Волжского р-на Марий Эл).

В преданиях предпринята попытка этимологизировать слово "Москва" из марийского языка: оно якобы происходит от "маска" - "медведь", объясняется тем, что там этот зверь был убит или же переселенцы из Финляндии обнаружили "маска вынем" (берлогу). По одной из версий слово выводят из марийского "маска ава" - "медведица". Подобная широкая этимологическая трактовка данного топонима могла возникнуть позднее основания Москвы и ее нельзя считать достоверной и научной. Но сама попытка объяснения названия из материалов марийского языка свидетельствует о каких-то древних контактах марийцев с Москвой.

Упоминаются и исторические личности, связанные с Москвой. Например, в одном из преданий говорится, что на месте Москвы марийцы заложили города, но средств на его постройку не хватило. Деньги дал богатый человек Иван Калта (Иван - Денежный Мешок). Город был построен с его помощью и назван Москвой по названию реки Маскаэнер ("Медвежья река").

Русские назвали Ивана по-своему - Калита (МарНИИ, 1966, д.Мари-Тумник Яранского р-на Кировской обл.). В другом предании говорится о том, что марийцы продали местность в районе русской столицы русскому князю Ивану Калите, который основал там город Москву (МарНИИ, 1966).

В исторических легендах и преданиях есть попытка объяснить причину переселения с запада. Одни информаторы утверждают, что оно связано с насильственной христианизацией, которая велась возле Москвы еще князем Владимиром Мономахом, угнетенным положением марийцев в момент русско-финского конфликта, другие - что марийцев притесняла мордва. Вероятно, эта мотивация возникла в разные эпохи, в разных социально-экономических и политических условиях. Существенно, что марийцы обитали в Верхнем и Среднем Поволжье разбросано, соседствовали

с разными народами и имели с ними различные по характеру контакты.

Это прослеживается в легендах "О царе Ханаяне и его князьях", записанной в 1930-х годах исследователем марийской религии И.В.Зыковым (Зыков, 1932), и "Как бог спустился к марийцам" (МарНИИ, 1966, д.Салаял Советского р-на Кировской области).

Мотивы божественного преопределения судьбы марийцев свидетельствуют о том, что эти легенды бытовали в основном в среде марийского жречества.

Легенды примечательны тем, что в них присутствует тема социально-политического, военного и религиозного объединения древнемарийских племен с прибалтийскими, пермскими и волжскими

финнами. "На Москве сидел в то время царь наш и князь Ханаян, а сын его Омельян был в Перми, а в большой Ямбургской крепости (ныне г.Кингисепп Ленинградской области) сидел богатырь наш Тач, на Яранске сидел князь Мамай, а у нас здесь, в городке Пижанке (ныне г.Советск Кировской области)..., сидел князь Пивик..., а в Васильсурске были три князя - три брата Арталоф, Салаоф, Каралоф. И был над всеми бог Кугу-Юмо, которому в жертву приносили самого лучшего жеребенка, а над всеми князьями был самый большой князь Ханаян" (Зыков, 1932).

Подчеркивается богатство и сила Ханаяна: он имел несколько тысяч хорошо вооруженных и храбрых воинов, табуны лошадей, стада рогатого скота, овец, гусей, уток. Он представлен как крупный феодальный правитель, сконцентрировавший большое богатство и объединивший огромную территорию от Камы до Прибалтики. Мотив былой концентрации племен вокруг московской территории идентичен мотиву переселения предков марийцев с запада.

Он звучит и в легенде "Как бог спустился к марийцам". Московскую, казанскую и яранскую племенные группы бог хотел объединить через общее жертвоприношение в рамках общеплеменного культа Юмо, но все племена, кроме яранского, отказались.


В легенде говорится:


"Бог Юмо в отдаленную древность спустился было к марийцам, живущим около Москвы. Московские марийцы отказали ему: "Мы не можем организовать большое жертвоприношение". Затем через триста лет бог спустился было к казанским марийцам. Они тоже отказали ему: "Мы не можем руководить таким жертвоприношением". После этого бог Юмо спустился к старику Выльыпу (старик Выльып был главным жрецом д.Салаял Советского района Кировской области, по преданиям, умер в 1860 году), который организовал общемарийское жертвоприношение из семидесяти семи жертвенных очагов".

В легенде "О царе Ханаяне и его князьях" тоже содержится мотив жертвоприношения около Москвы. Бог Кугу Юмо потребовал от Ханаяна пожертвовать семьдесят жеребцов. А тот пожалел и на требование бога стал отвечать дерзостью. За это бог рассердился и наказал Ханаяна, отняв у него силу и устроив нападение русских на марийцев. Далее в данном произведении говорится, что марийцы начали отступать, а затем переселяться за Волгу. Переселение тянулось долго, за этот период умерли и царь Ханян, и взявшийся руководить его сын Омелька. Таким образом, легенда отражает конфликт царя Ханаяна и самого бога Кугу Юмо, который потребовал слишком

большую жертву. Повод переселения древних марийцев на восток объясняется в мистическом плане, но в произведении улавливаются социально-политические мотивы.


Путь на Ветгугу и Большую Кокшагу с Унжи предкам марийцев указали быки (Марков, 1925). Интересно, что у марийцев обычай этот был известен лишь в тех селениях, где сохранились предания о движении предков с запада и верховьев Волги. Интересно, что в Галиче Костромской области до сих пор в ходу приветственное обращение "меряне", которое осознается как группа людей: "Как поживаете, меряне?" Это значение реализуется и в именах марийских богов Мер Кугу юмо, Мер кого йымы (Великий бог народа), выражении "мер кусото" (общенародная жервенная священная роща), "мер ушм" (общенародный совет).


В Костромской области в период экспедиций 1970-х годов зафиксированы воспоминания о древних насельниках, именовавшихся черемисами. Предания о них, упоминавшие "черемисские мольбища кереметища" и "черемисские колодцы", бытовали в окрестностях Темникова и Теньгушева в Мордовии, сравнения "как черемисин" в ходу в Макарьевском районе Костромской области.

Предания, бытовавшие в Мещерских лесах по Оке, свидетельствуют о том, что наряду с летописной муромой там лишилась своего языка и черемиса (Действия НГУАК, т.Х1У, 1913, с.39-41). Предания о предках-черемисах известны в Спасском районе Нижегородской области, о разрушенных черемисских поселениях рассказывают возле города Лысково. Архимандрит Макарий зафиксировал песню о Рознеге-черемисине у с.Разнежье (Акцорин, 1978). В Межевском районе Костромской области жителей села Тимошино окружающие до сих пор называют черемисами (Акцорин, 1975).

Фольклорные экспедиции в Горномарийский район показали, что по мнению метсных жителей, предки населения д.Крайние Шешмары (Кого Шошмар), Средней Околотки (Ло Сола) переселились со стороны Нижнего Новгорода, Лыскова, из-за Суры (МарНИИ, 1979, Кырык мары фольклор материал, зап. В.А.Акцорина). В Васильсурске зафиксировао предание о приходе марийцев с "финской стороны", о том, что они жили раньше по берегам Оки при впадении ее в Волгу, после чего часть ушла "в левую сторону", часть осталась на правом берегу Оки.

Экспедиция 1979 года нашла подтверждения тому, что родиной их предков может быть левый берег Суры и Лысковский район. Возле с.Хмелевка в Воротынском районе на Волге был Черемисский остров, у с.Криуша, д.Покровка Лысковского района и с.Чугуны Воротынского района - Черемисский враг, Черемисский ключ, Черемисский овраг. По преданиям, город-крепость Лысково имел смешанное население - русские, мордва, марийцы, чуваши. Холм Большой Колачевский у с.Кисловка Лысковского района был насыпан, когда "русские, черемисы и мордва шли на войну с татарами, взять Казань, то они по дороге горсткой земли каждый сделали большой курган".

В завещании Ивана Грозного упоминается "Муром с мордвой и черемисью, что к мурому потягло". Приводя эти слова, нижегородский историк И.А.Кирьянов полагает, что группа селений близ Горбатова, считавшаяся в прошлом черемисской, позднее стала именоваться в документах мещерской, и под мещерой надо понимать черемисов (Кирьянов, 1971).

Воспоминания о движении предков из окрестностей Нижнего Новгорода до Х1У века содержатся, например, в преданиях жителей села Куксир Ямангаш (Верхние Емангаши) Горномарийского района. Переселенцы вначале остановились у современного Васильсурска, затем спустились еще ниже на 20 верст, основав селение на Сумской горе возле устья речке Пынгель (Сумка). И лишь после походов Ивана Грозного основали современное село (МарНИИ, 1965).

Интересно пронаблюдать финно-угорские слова в местных диалектах Верхнего Поволжья. В Ярославской и Костромской области, в Кикнурском и Яранском районах Кировской области распространено слово согра, шогра, шохра, шокра, шадра которым называют болото. Б.А.Серебренников считал его заимствованным из языка мери (Серебренников, 1971). В Кировскую область оно могло быть перенесено в потоком мерянских переселенцев. Совпадает с марийским "мен" название налима в Воскресенском районе "мень", "менек" и в Бутурлинском "ментюг" (Смирнов, 1849; Бутурлин, 1852).


Сходны с марийскими и приметы, записанный в с.Сурадееве: покойник снится к ненастью, пожар - к морозу, навоз - к прибыли, веселье - к болезни (Бутурлин, 1852, л.19-20). Все это свидетельствует о былом смешении финно-угорского населения со славянским. Археологические исследования О.Н.Бадера показали, что былое население с.Унжа Макарьевского района Костромской области было марийским (Бадер, 1951).

О пребывании финно-угорского населения в Юрьевецком районе Ивановской области свидетельствуют названия поля Мерянки у д.Щаднево, урочищаМеряково, поля Шишмаровка у д.Веска, поля Шишмариха у д.Зады (Костин, 1981) (ср.: с.Кого Шошмар Горномарийского района, фамилия Миряков), д.Сатырово (ср.: д.Сутыри Горномарийского района), п.Ухтынгирь ("энгер" - река в марийском), д.Тютьково (фамилия Тютьков у марийцев). В Кинешемском районе есть с.Никола Мера, д.Черемисино, в Южском - д.Черемисино. Обнаруживаются и следующие сходные названия: д.Чебыково Ильинско-Хованского района - д.Чобыково Новоторъяльского района; д.Тюгаево Комсомольского района - с.Тьыгайсола (Тегаево) Горномарийского района; д.Торкацево Комсомольского района – урочище Торгаца у д.м.Сундырь Горномарийского района; д.Симаки Верхнеландеховского района - д.Симаксир Горномарийского района, фамилия Симаков; д.Санчарово Ильинско-Хованского района, д.Санчарка Шуйского района - Санцара, Шанчара (марийские названия р.п.Санчурск вКировской области).

В "Суждальской стране" среди языческих божеств были известны Ярун и Пинай, на окраине Владимира возле речки Рпень была Ярунова долина, где стоял идол Яруна или Ярилы (Иосаф, 1849; Доброхотов, 1849). Известно, что дославянское население владимиро-сузальского края - меря, можно предположить, что приводятся названия их традиционных божеств. В Горномарийском районе до сих пор распространены фамилии Ярунин, Ярускин, Ярунов, в других районах Марий Эл - Ярушкин, Яруткин Ерунов, Пинаев, Пиняев, в Ядринском районе Чувашии - Яружин. Среди горных марийцев до Х1Х века была вера в божество Ярводыж.

В 1983 году во время экспедиции в Ивановскую область выявлено: в тех районах, где имеются топонимы, связанные с корнями "меря" и "черемис", сохраняются однокоренные марийским слова в говорах - "дюдя" - дедушка (ср. мар. "тьотя"), "кока" - тетя (в мар. "кока"). Обряды, перечисленные для ряда деревень Кстовского и Лысковского района, имеют место и здесь. Исследование проводилось в д.Токарево, Лобаны, Плохово, Богомолово, Пенькино, Мыльгино, Скураниха, с.Елнать, Обжериха Юрьевецкого и с.Зобнино, Решма, д.Якимово, Истрахово, Черемисино, Казариново, Хмелево Кинешемского районов.

Это дает основание полагать, что частью предков горных марийцев стала меря. Не исчезнувшая, таким образом, бесследно.

*    *    *

У мордвы-эрзи так же встречается мотив былого пребывания в р-не Москвы. Наиболее известен он по записанной ещё в сер. 19 в. песне о девушке Саманьке, которая помогла русскому царю взять Казань.

В деревне Торшове
Мужик жил богатый,
Деньги сгребал он лопатой;
Званье ему Вачайка.
Дочь его Сашенька-Саманька
Сама собой маленька,
Личиком беленька,
Волосом русенька.

Полный текст:   http://festival.1september.ru/articles/575566/

Так вот,  невдалеке от Звенигорода есть деревенька Торхово. А вблизи неё – деревня Меры. Ещё один мерянский след.

Автор материала Шом толгай.
Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 8435 | Добавил: merja | Рейтинг: 5.0/5
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси меряне суздаль владимир история марийцы мари Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса озеро Неро краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство плес Дьяковская культура мещёра народное православие антропология Чухлома россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив Ефим Честняков будущее Унжа вятичи Залесье волга нея Идентичность футуризм деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм латвия русский север Галич Мерьский иваново капище Ярославская область Московия Языкознание скандинавы Европа магия Этногенез коми Кром Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2466
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 1009
Статистика
Яндекс.Метрика