Суббота, 26.05.2018, 18:31 | Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость

Главная » 2011 » Август » 28 » Мерянское население Костромского Поволжья
23:06
Мерянское население Костромского Поволжья

Костромской край ("Костромаа”) среди других областей Верхневолжья в наибольшей степени сохраняет в своём этно-культурном облике черты мерянского этноса. Методом этно-исторического топонимического картирования в Костромском Поволжье выявлен целый пласт названий мерянского происхождения.

Основное внимание на представленной карте уделено названиям жилых селений. Хорошим индикатором былой этнической принадлежности стали исторические названия прежних административных единиц: волостей и станов. Гидронимы дополняют общую топонимическую картину.

Указаны так же некоторые мерянские археологические и этно-культурные реалии: городища и ареалы расселения отдельных племён мери костромской; приблизительная локализация в 18 – 19 вв. «тайных» языков этно-групп мерянского происхождения; галицко-мерянская этнографическая область; галицкая «Мерьская» дорога с ответвлениями. Мерьская дорога – родина таких знаменитых потомков мери, как первый космонавт Юрий Гагарин (отсюда его дедушка) и всеми любимый актёр Михаил Пуговкин (отсюда он сам). Здесь мерянская этно-культурная традиция удерживалась долее всего – вплоть до сер. 20 века.

Мерянские названия с различной степенью интенсивности сосредоточены в нескольких районах Костромского Поволжья.

Наиболее кучно они расположены в «столичном» районе к западу от города Костромы (былой Мерьский стан) и в полосе от Нерехты и Писцова до Плёса, Кинешмы и Юрьевца.

В Галицко-мерянской этнографической области интенсивность мерянских названий не столь велика. Среди прочих выделяется только куст названий Яхнобольской волости. Впрочем, общее число мерянских названий обширной Галицкой области оказывается вполне сопоставимым с числом таковых в районах, прилегающих к Волге.

К востоку и северу от Костромы встречаются изолированные кусты деревень с мерянскими названиями. Отдельные вкрапления мерянских названий сёл и деревень встречаются в средней части Ивановской области.

Низкая частота мерянских названий в ряде районов (к юго-западу и к Северо-востоку от Костромы и в средней части Ивановской области) объясняется расселением здесь славяно-мерянских групп, которые быстрее, чем другие группы костромской мери, интегрировались в средневековое русское обществово и ранее утратили некоторые элементы мерянской традиции. Впрочем, и здесь нет оснований говорить о полном «обрусении».

В р-не Буя и Островского подобная низкая частотность может быть объяснена относительно поздними переселениями сюда мерянского по происхождению, но уже в значительной степени обрусевшего населения из р-нов Костромы и Кинешмы.

В целом же, в сравнении с большинством районов Ярославщины и Владимиро-Суздальского ополья, интенсивность мерянских названий в Костромской земле довольно высока. Кроме названий жилых селений хорошим индикатором этнической принадлежности являются названия волостей и станов.

Любопытно, что если в полосе вдоль Волги они практически совпадают с районами интенсивного распространения мерянских названий жилых селений, то в Галицкой земле расположены в основном вдоль её границ. Сейчас пока сложно с достоверностью интерпретировать такое различие. Возможно, это связано с каким-то особым статусом пограничных р-нов Галицкой земли, позволившем местным мерянским группам долее других сохранять свой язык и традиции.

Такое сосредоточение следов мерянской этно-культурной традиции в Костромском Поволжье не случайно. Здесь, как можно предположить по некоторым этнографическим особенностям и общему характеру жителей Костромского края, в 11-12 вв. сложилось общество, основанное на взаимном доверии и взаимопомощи, - альтернатива господствовавшим тогда военно-феодальным структурам. Славяне-язычники совместно с бежавшей от крещения ростово-суздальской мерей создали на землях мери костромской (и при её деятельном участии) удивительное, ни на что не похожее политическое образование с особой идеологией, основанной на общем стремлении всех вошедших в него этно-культурных групп отстоять свою самобытность.

В конце 12 в. Костромская земля всё же подпала под власть Владимиро-Суздальского князя. Но костромская меря (к этому времени – культурный и генетический сплав мерянских и славяно-мерянских групп) всё же в значительной степени сумела сохранить свою самобытность.

Возле самой Костромы существовал Мерьский стан. Центром его было село Шунга, известное с «домонгольских» времён. Судя по концентрации мерянских названий (дюжина ярко выраженных мерянских и два десятка славяно-мерянского вида), первоначально он расстилался много западнее, нежели можно судить по документам 16-17 вв., – до пол-пути от Костромы к Ярославлю.

Не исключено, что Шунга была резиденцией Костромских мерянских князей. Костома же, став русской крепостью, а затем и центром великокняжеского удела, вобрала в себя окрестное славяно-мерянское население. Отношения между Владимиром (а затем – Москвой) и Костромой – ключ к пониманию внутренних процессов этно-культурной и политической жизни средневековой Руси. Роль же костромского Мерьского стана – сердцевина этого «ключа». Достаточно в этой связи напомнить, что Шунга была вотчиной костромских бояр князей Сабуровых и Годуновых. И что расположенный на землях Мерьского стана и спонсируемый упомянутыми князьями Ипатьевский монастырь стал местом укрытия от напастей Смуты, а затем призвания на Всероссийский царский престол костромских бояр Романовых.

Определённые формы феодальной автономии часть территории бывш.Мерьского стана – Шунгенская вол. – сохраняла вплоть до Крестьянской реформы 1861 г. Она входила в «Удельное» ведомство, считалась одной из вотчин государя и не знала над собой частных владетелей – дворян.

Определённое типологическое сходство усматривается между происхождением статуса Шунгенской вол. как гос.вотчины и таковым же Новоуспенской и Тоншаевской волостей Ветлужского уезда – на крайнем востоке Костромской губ.

Некогда (в кон.16 и в 17 в.) населённое ветлужскими марийцами (Вытля маре) Заветлужье являлось государевым ясашным уделом. В 18 в. часть Заветлужья подверглась экономической и земельной «монастырской» экспансии. Здесь появилось русское крестьянское население. Другая часть была заселена старообрядцами-«кержаками».

Но часть Заветлужья всё же осталась за марийцами. И именно эта территория была закреплена за государственным «Удельным» ведомством. В 19 в. население Тоншаевской и Новоуспенской волостей стало смешанным. В 20 в. проживавшие в деревнях в р-не Хмелевиц марийцы полностью обрусели и едва помнили своё происхождение. Тоншаевские марийцы в 20 в. оказались меньшинством на своей земле. Многие тоншаевские русские имели родню среди местных марийцев и догадывались о собственном марийском происхождении. Но в языковом и культурном отношении уже полностью ассоциировали себя с русской нацией.

Возможно, подобные процессы происходили и в р-не Костромы, - только на несколько веков раньше. Стоит только учесть, что костромской Мерьский стан был не просто этнической автономией, но автономией привилегированной, к тому же – экономически успешной и политически влиятельной…

Своеобычность населения Костромского края не ограничивается этно-культурными особенностями. Есть и заметные антропологические и генотипические отличия.

Отличия от среднего белорусского* генотипа (по классическим маркёрам).
*Белорусский генотип близок северо-русскому. Рассматриваем его постольку, поскольку в мерянское Верхневолжье подселялись северные русские – словене новгородские и кривичи.

Отличия от среднего русского генотипа (по ДНК-маркёрам). 

Встречаемость лапоноидных признаков.

Большинство костромичей сочетает во внешнем облике и «славянские», и «финно-угорские» черты. У кого-то больше одних, у кого-то – других. Впрочем, и сам «классический» галицко-костромской мерянский типаж представляет собой некий древний удивительно органичный «европейско-азиатский» (лапоноидный) сплав! Вот она, - меря!


Современныя меря.

Автор материала – Шом-толгай. 

Категория: Новости Мерянии | Просмотров: 4276 | Добавил: merja | Рейтинг: 5.0/2
СТАНЬ МЕРЯ!

ИНТЕРЕСНОЕ
ТЭГИ
мерянский Павел Травкин чашечник меря финно-угры чудь весь Merjamaa Меряния финно-угорский субстрат вепсы История Руси меряне суздаль владимир история марийцы Ростов Великий ростов Русь новгород экология славяне топонимика кострома КРИВИЧИ русские Язычество камень следовик камень чашечник синий камень этнофутуризм археология мурома Владимиро-Суздальская земля мерянский язык ономастика Ростовская земля балты городище финны Векса краеведение православие священные камни этнография общество Плёс дьяковцы Ивановская область регионализм культура идентитет искусство плес мещёра народное православие антропология Чухлома россия москва ярославль мифология вологда лингвистика Кологрив будущее Унжа вятичи Залесье волга Идентичность футуризм Унорож деревня туризм север мерянский этнофутуризм Древняя Русь шаманизм русский север сакрум Галич Мерьский Галичское озеро Верхнее Поволжье иваново древнерусская культура новгородцы Ярославская область Московия Языкознание скандинавы Северо-Восточная Русь мордва Белоозеро Залесская земля великороссы Вологодская область Костромская область христианство
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 2413
На основании какой письменности восстанавливать язык Муромы?
Всего ответов: 962
Статистика
Яндекс.Метрика